© Сайт "Боровский тракт" 2011-2016
О прошлом Апрелевки и ее окрестностей Валерий Ипатов

Городское поселение Апрелевка образовано в 2005 году в территориальный состав, которого вошли деревни: Афинеево, Першино, Мартемьяново, Кромино, Хлопово, Тимонино, Малые Горки и Санники. К тому времени Мамыри и посёлок Фрунзовец уже являлись частью этого города. Образованный посёлок Фрунзовец ранее в народе называли просто «Дачи Генштаба». Земли под дачи здесь осваивались давно, облюбовали их, в том числе и артисты Большого драматического театра. Между тем, железнодорожная платформа «Дачная» расположенная рядом, ранее называлась «Кетрица». Именно такое её название указано и в справочнике «Населённые местности Московской губернии на 1912 год» 1911 года издания. К истории платформы «Кетрица» мы ещё вернёмся, а пока продолжим рассказ об Апрелевке.

Афинеево

Самым старым населённым пунктом этого поселения является Афинеево, упомянутое ещё в Духовной грамоте Ивана Калиты, содержащей строки: «… что есмь купил у Афинея, то даю сыну своему Ивану». А уже сын Калиты князь Московский и великий князь Владимирский Иван Красный в своей духовной грамоте напишет: «А село Афиньевское князю Ивану». Из «Загородской десятины» братьев Холмогоровых 1884 года издания известно, что в Афинеево была вотчина «Ивана Патрикеева сына Милюкова». Впоследствии она стала приданым его дочери Марьи. В 1627 году Афинеево пустошь на реке Малой Пахре являлась землевладением Петра Степановича Корсакова, который построил здесь барский дом и поселил крестьян. Но затем усадьба в Афинеево им была заложена Петру Даниловичу Протасьеву, ставшему в 1646 году её следующим обладателем. Ну, а в 1671 году усадьбой Петра Даниловича стал владеть его сын Александр, а за ним и внук окольничий Михаил Александрович Протасьев. Михаил Александрович в 1704 году начал строить ныне существующую каменную церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи с приделом святителя Алексея митрополита Московского. А через пять лет её построили и в 1709 году освятили. Дочь Михаила Александровича – Любовь Михайловна, выйдя замуж за Петра Афанасьевича Юшкова, получила Афинеево в качестве приданного. Но в 1761 году это село она продаёт Анне Семёновне жене Ивана Михайловича Волынского. От Анны Семёновны Афинеево переходит к её сыну Егору, а после уже достаётся и внуку, положившему начало строительства в селе барского дома, соединённого с церковью. На рубеже XVIII-XIX веков селом Афинеево стал владеть московский предводитель дворянства Иван Васильевич Ступишин. При нём усадьба расширялась и обустраивалась: были созданы сообщающиеся друг с другом пруды с искусственными островами, высажен липовый парк, а дорога к Москве обсажена берёзами. К церкви Ступишин пристроил колокольню и портики.

До 1839 года Афинеевым владел журналист, писатель, коллекционер и издатель Павел Петрович Свиньин. Большой любитель и собиратель русских древностей, а так же предметов искусства ему удалось собрать богатую коллекцию картин, портретов, монет, медалей, рукописей и книг. Но из-за материальных затруднений в 1834 году Павел Петрович вынужден был продать её. Он вывез из Афинеево всё ценное, а дом в усадьбе продал под слом. Следующими владельцами Афинеево стали Мусины-Пушкины и А.С. Степанов. В конце XIX в. село приобрёл купец Ступин, а вначале XX в. другой купец Н.Н. Власов, который выстроил здесь каменный дом. В 1913 г. усадьбу в Афинеево купил Алексей Александрович Бахрушин (1865 – 1929), общественный деятель, промышленник, создатель Театрального музея в Москве. Он был женат на Вере Васильевне, урождённой Носовой (1871 – 1942). По имени супруги Алексея Александровича усадьба была названа «Верино». Но, в 1916 году усадебный дом подвергся пожару, и Бахрушины его уже не восстанавливали.  Алексей Александрович до конца своих дней снимал дачу в Малых Горках рядом с Афинеевым, где и скончался.

Недалеко от Афинеево и Апрелевки лежит в прошлом село, а сейчас деревня Мартемьяново. У Холмогоровых в «Загородской десятине» написано, что ещё в 1627 году на старом Георгиевском погосте на речке Малой Пахре при впадении в неё речки Крапивенки стоял деревянный храм Великомученика Георгия с приделом преподобного Сергея Радонежского. Окрестные земли в то время принадлежали боярину, князю Ивану Фёдоровичу Троекурову. В 1632 году новопостроенная церковь значилась при селе Мартемьяново, в вотчине боярина, князя Бориса Ивановича Троекурова. В селе было – 5 дворов людских, 4 крестьянских и 5 бобыльских. По смерти Бориса Ивановича селом стал владеть его сын князь Иван Борисович. Деревянная церковь Великомученика Георгия имела пределы преподобного Сергия и мучеников Гурия Самона и Авива, «образа … и все строение церковное вотченниковы». В 1704 году село стало принадлежать вдове князя Ивана Ивановича Троекурова, княгине Настасье с детьми Алексеем, Петром и Александром Ивановичами, а также вдове князя Фёдора Ивановича Троекурова Ирине с её дочерью, княжной Прасковьей. В то время в селе уже стояли две деревянные церкви: ветхая Великомученика Георгия, а другая не освещена. В 1709 году старая церковь сгорела. В 1728 году усадьбой в Мартемьяново владел князь Алексей Иванович Троекуров, с 1732 г. – его вдова Екатерина Григорьевна (во втором браке Соковнина), а потом дочь князя Екатерина Троекурова. Село стало её приданым, когда она вышла замуж за графа Владимира Семёновича Салтыкова. В 1773 году их дети Сергей, Пётр, Алексей и вдова их старшего брата Николая, Анна Сергеевна, произвели раздел. Село Мартемьяново досталось Анне Сергеевне с дочерями Марьей и Прасковьей. Прасковья Николаевна Салтыкова вышла замуж за Дмитрия Александровича Гурьева. Дмитрий Александрович министр финансов (1810 - 1823), член Государственного совета, действительный тайный советник, в 1806—1825 годы он ещё и министр уделов. С именем Гурьева связывают изобретение знаменитого кушанья — гурьевской каши. В 1890 году Мартемьяново стало усадьбой владельца суконной фабрики Сергея Васильевича Ганешина.

О деревне Мамыри, в материалах межевания земель Московской губернии XVIII века, есть сведения, что сельцо Мамырева, а именно так оно называлось, Московского уезда, Гоголева стана являлось владением вдовы Натальи Николаевны Волынской и её детей. В самом этом сельце проживало в то время всего 20 душ. Рядом с её землями в сельце Горки, Московского уезда Гоголева стана, а сейчас Малые Горки, было владением генерал  - майора Преображенского полка Петра Михайловича Николева, происходившего по преданию от Давида Николь де Мануара, выехавшего из Франции в Россию, где принял православие. Затем Горками владеет его сын Николай Петрович Николев, более известный, в то время как поэт и драматург. В этом сельце было 20 дворов и 50, проживающих душ. Граница между владениями Волынской и Николева проходила примерно по линии, пересекающей Апрелевку нынешней железной дороги. В то время, на занимаемой ныне территории бывшего Апрелевского завода грампластинок (АЗГ), лежала деревня Мерлинка, которая тоже принадлежала Николевым. В ней было 20 дворов и проживало 50 душ. Единственная дочь Николая Петровича Николева вышла замуж за Кругликова, о чём напишет в своих воспоминаниях Юрий Алексеевич Бахрушин, сын последнего владельца усадьбы в Афинеево А.А. Бахрушина. И с той поры наследники Кругликова являлись владельцами Горок (Малых Горок).

Сельцо Санники из тех же материалов межевания, проведённого 7 июля 1769 г. было общим владением вдовствующей графини Екатерины Алексеевны Салтыковой, лейб-гвардии Преображенского полка капитана-поручика, светлейшего князя Матвея Дмитриевича Кантемира и его супруги, княгини Аграфены Яковлевны и вдовствующей полковницы Натальи Алексеевны Козицкой. Там, где расположен поселок, Победа поперёк нынешней железной дороги, проходила граница владений Николева и пустошью Меленки Никитинская, принадлежащей уже упомянутой графине Салтыковой, князю Василию, княжнам Настасье и Прасковье детям Долгоруковых. Мамырями (Мамырево, Приютино) после владения наследниками Н.Н. Волынской в середине XIX века стала владеть надворная советница О.С. Клименкова, потом – Аверкиев, в 1890 г. – дворянин Фёдор Ефимович Клейст, затем – Ольга Савельевна Дубович и её наследники, владельцы созданного здесь до революции 1917 года кирпичного завода. Но следует добавить, что в некоторых справочниках середины XIX века есть сведения, что сельцо Мамыри находилось на речке Опреловке. Однако можно полагать, что это ошибка или простая опечатка авторов этих справочников, в которых, например, вместо села «Малая Нара», написано «Малая Нора», а вот на карте Шуберта 1860 года издания указана река Апрелевка, а не Опреловка. Практически высыхавшая в летний период и превращавшаяся в ручей эта речка, во время весеннего паводка в апреле месяце оживала в полную силу. Такое название она имеет и на «Гидрографической карте Московской губернии» 1926 года. А вот откуда взяло своё название сельцо Мамыри, называвшееся прежде Приютино? По этому поводу существуют несколько романтических легенд. По одной из них некий француз влюбился в русскую девушку Машу и называл её «ма Мари». По другой – богатая помещица вышла замуж за француза, подарила ему деревню и написала в дарственной «мон мари» («моему мужу» – франц.). Но, есть и другая более вероятная версия. Слово «мамырь» на языке эвенков, в прошлом тунгусов, живущих и ныне за Большим Камнем (Уральскими горами), означает «болото», «заболоченное место». И не Демидовы ли владельцы заводов и рудников на Урале и Алтае владельцы усадьбы Петровское, рядом с которой, через Бурцево, как и через Мамыри проходила дорога, связывающая Москву с Боровском, занесли в разговорный обиход это слово и дали тем самым новое название сельцу вместо прежнего наименования – Приютино? Упоминание о Приютино содержит в себе и аннотированный каталог А. Б. Чижкова «Подмосковные усадьбы». Между тем, видимо не следует убеждать жителей Апрелевки, что и в нынешнем веке, далёком от XVIII столетия территория их города местами остаётся заболоченной.

Безусловно следующим этапом роста Апрелевки стало строительство железной дороги и станции, что повлияло на её промышленный рост, где было освоено не только производство кирпича, но и создание граммофонной фабрики по выпуску музыкальных пластинок, превратившейся в советское время в одно из крупных предприятий в стране.

А начиналось всё с того, что ещё в 1892 году правление Киево-Воронежской железной дороги, а вместе с ними и общественность Калужской губернии обратились к правительству с ходатайством о строительстве железной дороги, которая связала бы Калугу с Москвой. Но это первое обращение калужан и общества Киево-Воронежской железной дороги было отклонено. Возрастающая необходимость связи центра страны с её юго-западными районами, заставила правительство вернуться к этому вопросу вновь. И уже в 1895 году разрешение на строительство железной дороги от станции Брянск-Льговский на Сухиничи, Калугу, а затем через Малоярославец и торговое село «Нары-Фоминския» (ст. Нара) до Москвы было получено. А уже 1 августа 1899 года состоялось её открытие, и из Москвы в Брянск отправился первый почтово-пассажирский поезд. В Апрелевке была построена железнодорожная станция. Почему она получила название «Апрелевка», по названию одноимённой речки, а не «Мамыри» близлежащего к ней селения ответить трудно, как и о станции «Нара» с протекающей через село Наро-Фоминское одноимённой рекой. В начальный период эксплуатации железной дороги, проходящей по территории Верейского уезда, на ней было всего две железнодорожные станции «Нара», «Апрелевка» и один «Разъезд № 13». Другие станции и полустанки появились позднее, среди которых была и железнодорожная платформа «Кетрица», появившаяся в начале XX века. По материалам межевания в 1766 – 1771 годов земель Московской губернии, Владимиром Святославовичем Кусовым – учёным – картографом и историком была составлена книга-справочник с приложением карт, называющаяся «Земли Московской губернии в XVIII веке: Карты уездов. Описания землевладений. — М., Изд. дом «Московия», 2004». В ней есть и карта межевания Верейского уезда XVIII века. Если взглянуть на неё, то можно определить, что нынешняя железная дорога с платформой «Дачная» проходит примерно как раз по границе между землевладельцами села Бурцево и сельца Красково. Бурцево с землями площадью в 356 десятин и 1468 сажень принадлежало в то время гвардии капитану поручику Василию Андреевичу Плохово, а затем после его смерти жене Софье Михайловне. По восточной стороне от железной дороги, эта земля граничила с общим землевладением в 345 дес и 1707 саж при сельце Красково генерала–поручика, князя Алексея Семёновича Козловского и лейб-гвардии Семёновского полка секунд майора, князя Матвея Алексеевича Гагарина. При межевании 8 июля 1769 года часть территории площадью в 27 десятин или 29 га от владений сельца Красково была отмежёвана в государственные дачи. Видимо она была спорной между помещиками, не имеющих документов на её пользование, и в соответствии с Инструкцией межевания, утверждённой Екатериной II эти земли отходили государству, осуществлявшего над ними свою опеку. На современной карте «отмежёванная под государственные дачи» земля от платформы «Дачная - Кетрица», охватывается лишь частью современного посёлка «Фрунзовец». Вместе с тем, к настоящему времени сельцо Красково не сохранилось. А находилось оно, недалеко от нынешней деревни Кромино. Само же Кромино, а в прошлом сельцо являлось владением поручика Петра Алексеевича Зюзина с землевладением в 177 дес и 478 саж. Из справочника «Населённые местности Московской губернии на 1912 год» можно узнать, что на землях вокруг Селятино, Алабино, Бурцево и Апрелевки, кроме дворянских усадеб располагались многочисленные дачи. При том же сельце Кромино были дачи: С.А. Златовратской, В.М. Михайлова, А.П. Синициной, А.Е. Христофорова, М.Э. Кетриц. Из этих владельцев не может не вызывать интереса С.А. Златовратская. Не родня ли она известному писателю Николаю Николаевичу Златовратскому владельцу усадьбы «Апрелевка», располагавшейся на одноимённой реке, по другую сторону платформы «Дачная - Кетрица»? Но, к Златовратскому и его усадьбе мы ещё вернёмся. Другая не менее загадочная фамилия Кетриц с инициалами «М.Э». В Российской истории известен дворянский род, с фамилией Кетриц происходивший из Саксонии. Основателем его был Вольф-Зигфрид фон-Кетриц в своём прошлом польско-саксонский вице-канцлер, а потом и канцлер княжества Ангальт-Цербстского. Видимо это его потомки фон-Кетрицы приехали в Россию вместе, либо вслед за Екатериной II, урождённой Софии Августой Фредерикой Ангальт-Цербстской. Найти лиц с фамилией Кетриц, близких по инициалам к «М.Э.» удалось немного. Среди них: Кетриц Бернгардт Эрнестович (1849 – 1923) чиновник министерства юстиции, с 1891 года секретарь Петербургского комитета грамотности. В своё время привлекался по делу народника Нечаева, но за недостатком улик был освобождён; Кетриц Юлий Эрнестович (1862 – 1917) генерал-лейтенант военно-морского судебного ведомства, председатель военно-морского суда, расстрелян матросами в Севастополе на Малаховом кургане; Кетриц Валериан Эрнестович (1838-1907) инженер путей сообщения и старший инспектор российских железных дорог. Лишь только в алфавитном списке Саратовской губернии за 1893 год удалось встретить М.Э. Кетриц. Но, имеет ли он или она отношение к даче в Кромино? Однако, не вызывает сомнения, что сама платформа «Кетрица» получила своё название от М.Э. Кетриц, по примеру устройства Фёдором Владимировичем Шлиппе полустанка «Зосимова Пустынь», о чём он, находясь в эмиграции, напишет в своих воспоминаниях. Женившись в 1901 году и став владельцем усадьбы в Быкасово (Бекасово) Шлиппе добился разрешения на постройку полустанка, в близком от неё месте, внеся на его устройство и строительство домика для сторожа 3 тыс. рублей. Ну, а для того, чтобы полустанок назывался «Зосимова Пустынь» испросил на это разрешение у игуменьи располагавшейся недалеко Троице-Одигитриевской Зосимовой Пустыни. Так и появилась железнодорожная платформа «Зосимова Пустынь». Вероятней всего, что-то подобное могло быть и с появлением платформы «Кетрица». Возможно, и для М.Э. Кетриц добираться до железной дороги от своей дачи в Кромино, было удобнее к устроенному его или её стараниями полустанку, чем ехать до станции Апрелевка. Вот отсюда и название платформы «Кетрица». Возможно, что и Валериан Эрнестович Кетриц инспектор российских железных дорог мог иметь к этому отношение. Ну, а из справочника «Железнодорожные станции СССР» М., Транспорт, 1981 г. нынешнее своё название платформа «Дачная» получила лишь в 1959 г.

роррНу а теперь о не менее известном в Апрелевке месте усадьбе Николая Николаевича Златовратского писателя-народника, располагавшейся недалеко от платформы Кетрица, у реки Апрелевка. До постройки своего дома в 1892 году на приобретённом земельном участке семья Златовратского летом жила во флигеле, принадлежавшем владельцу усадьбы в Бурцево тайному советнику Вячеславу Симфорионовичу Кохманскому. В своих воспоминаниях дочь Николая Николаевича Софья писала: «Каменный дом потонул в широко разросшихся кустах белой и лиловой сирени. Высокие тёмные кедры возносили свои остроконечные верхушки и на фоне белых стен дома казались похожими на кипарисы, что придавало не совсем обычный вид – южный вид – русской усадьбе». Именно у Кохманского Николай Николаевич и купил из его владений земельный участок. Свою усадьбу с построенным деревянным домом Златовратские по названию реки назвали «Апрелевкой». Семь летних сезонов жил и работал на даче Златовратского И.А. Белоусов, автор книг «Литературная Москва» и «Литературная среда». Сам Николай Николаевич родился в 1845 г. во Владимире в семье письмоводителя канцелярии, предводителя дворянства – выходца из среды духовенства. В 1864г. окончил Владимирскую гимназию. Ещё, будучи гимназистом, приобщился к чтению и познакомился с произведениями В.Г.Белинского, Н.А.Добролюбова, Н.А.Некрасова, М.Е.Салтыкова-Щедрина, с «Колоколом» А.И.Герцена. Причём даже сам выпускал рукописный журнал «Наши думы», сочинял стихи. В 1864–1865 Златовратский учился на историко-филологическом факультете Московского университета, в 1865–1866 – на механическом отделении Петербургского технологического института, который оставил из-за крайней нужды. Работал корректором в газете «Сын отечества». В 1866–1884, публиковался в «Отечественных записках», «Искре», «Будильнике», «Неделе», «Русской мысли». А в 1879 году Николай Николаевич стал одним из организаторов и редактором журнала «Русское богатство». В 1890-е годы активно выступает с публицистическими сочинениями в журналах «Семья и школа», «Вестник воспитания», участвует в создании «Настольного энциклопедического словаря» братьев А.Н. и И.Н.Гранат. В дни Декабрьского вооруженного восстания 1905 в его московской квартире находился штаб одной из боевых дружин. В 1909 году Златовратского избирают почетным академиком по разряду изящной словесности. Им написаны автобиографические рассказы и воспоминания о Тургеневе, Некрасове, Добролюбове. Он был знаком с писателями той эпохи - Чеховым, Короленко, Толстым. Умер Златовратский в Москве 10 (23) декабря 1911года.

В 1910 году приехавшим из Германии в Россию Богданом Моллем рядом с железнодорожной станцией Апрелевка основывается фабрика по производству граммофонных пластинок, под маркой «Метрополь рекорд». Сам Молль имел в Калужской губернии три завода по производству эмалированной посуды. Для нового затеянного им дела были приглашены из Германии специалисты по звукозаписи Август Киберт и Альберт Фогт. Фабрика получила новое название «Молль, Киберт и К». Объединившись с немецкой компанией «Дакопо-Рекорд» дела по производству граммофонных пластинок на фабрике пошли в гору. В советское время это предприятие называлось «Апрелевский завод грампластинки памяти 1905 г.». Ну, а в 1964 году в СССР была создана фирма грамзаписи «Мелодия», в структуру которой вошёл и Апрелевский завод, превратившись при этом и в градообразующее предприятие. Свой статус города, как известно Апрелевка получила в 1961 году.

Вместе с тем, рассказывая о строительстве железной дороги, её станциях «Кетрица» и «Апрелевка» (платформа «Победа» была открыта в 1951 г.) нельзя не остановиться и на истории строительства Киевского шоссе, проходящего через всю территорию Апрелевского городского поселения. Начиналось всё с того, что Постановлением ЦИК и СНК СССР от 28 октября 1935 г. в НКВД СССР передали Центральное управление шоссейными и грунтовыми дорогами для автомобильного транспорта, в котором было сосредоточено все автодорожное хозяйство страны (строительство, ремонт и эксплуатация). Его местные органы передавались органам НКВД по территориальности. А в январе 1936 г. был издан приказ, по которому со всех строящихся и ремонтируемых дорожных объектов снимались все вольнонаемные рабочие и служащие. Вместо них для строительства и обслуживания дорог привлекались специально организуемые для каждого объекта осуждённые колоний из системы территориальных подразделений ГУЛАГ. Через месяц для обслуживания двух порученных ЦУДОРТРАНСу (вскоре переименованному в ГУШОСДОР) крупнейших автодорожных строительств, имевших стратегическое значение, было отнесено и шоссе Москва–Киев, в этих целях организовали Калужский исправительно-трудовой лагерь в непосредственном подчинении ГУЛАГ. Среди осуждённых было немало, привлечённых по статье 58 УК РСФСР («Контрреволюционная деятельность»). Лишь в последние десятилетия стало известно, что сажали миллионами невинных людей по этой статье УК РСФСР. После принятого Постановления ЦИК и СНК СССР о передаче в НКВД СССР управления шоссейными и грунтовыми дорогами Генеральным комиссаром государственной безопасности Генрихом Григорьевичем Ягодой 5 февраля 1936 года издаётся Приказ НКВД СССР № 0050 «О строительстве автомагистралей»: Москва – Киев – с окончанием её строительства в 1937 году (без черного покрытия) и Москва – Минск – с окончанием в 1936 году (без черного покрытия). В приказе указывалось, что эти автомагистрали имеют огромное народно – хозяйственное и оборонное значение.

Возлагалась эта работа на комиссара государственной безопасности 3-го ранга Бермана Бориса Давыдовича, начальника ГУЛАГа НКВД СССР. Но 25 мая 1937 года его арестовали, и 16 июля 1938 года приговорили к расстрелу. Реабилитировали в 1956 году.

Кроме того, приказом 0050 предусматривалось возложить ответственность за составление проектов, смет и планов строительства работ на Первого начальника ГУШОСДОРа, комиссара госбезопасности 1-го ранга Георгия Ивановича Благонравова. Его также арестовали 25 мая 1937 года, расстреляли 16 мая 1938 года. В 1956 году реабилитировали.

Несколько ранее ареста Бермана и Благонравова в апреле 1937 года, «ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений», арестовали самого Генриха Ягоду, который был расстрелян 15 марта 1938 года. Но в отличие от Бермана и Благонравова, его так и не реабилитировали.

При этом мы уже никогда не узнаем тех осуждённых поимённо, принимавших участие в строительстве Киевского шоссе и, возможно, расстрелянных или сгнивших заживо в других лагерях ГУЛАГА или на обочине, строящейся к Москве автотрассе. Но, к началу 1941 года и Великой Отечественной войны строительство Киевское шоссе ещё полностью не было завершено. Оставалось лишь довести до конца некоторые его участки в районе Внуково и Москвы. А в памяти жителей города Наро-Фоминска о строительстве этого шоссе заключёнными, сохранилось лишь в наименовании моста через реку Нара, называемым в народе по настоящее время «Тюремным», который за всю свою более 77-летнию историю не раз перестраивался.

Не менее интересные сведения об Апрелевке и близлежащей от неё деревне Горки можно почерпнуть из путеводителя «Дачи и окрестности Москвы», Мосрекламсправиздат, 1930 года. Они дают определённое представление, об Апрелевке, как о небольшом рабочем посёлке, где располагались в то время всего два завода по производству кирпича и граммофонных пластинок. Вот лишь некоторые строки из этого путеводителя: «Пос. Апрелевка насчитывает 40 домов. Близость двух заводов превратила его главным образом в рабочий и железнодорожный посёлок; комнаты сдаются в незначительном количестве. Кругом мелкий лес, главным образом берёзовый. Место низкое, почва глинистая. Имеется кооперативный магазин. Больница в с. Петровском, в 5 км (близ ст. Алабино). В 1 Ѕ км. дер. Горки, в которой около 50 хороших домов с террасами, окружённых садиками, сдаются дачникам по цене 80 – 100 руб. за сезон. Кругом лес, но деревня окружена лугом, постепенно спускающимся к реке Десне; в ней хорошее купанье и рыбная ловля. Место более высокое и сухое, чем в Апрелевке. Торговли нет; ближайший кооператив в Апрелевке; аптека и больница в с.Петровском, в 6 км. Охота на тетерева и лисицу. Прогулки: Петровское (6 км)».

Нынешняя Апрелевка далеко ушла в своём социальном и экономическом развитии от рабочего посёлка в несколько десятков частных домов 30-х годов прошлого столетия. Сейчас это современный и уютный город с населением, превышающим цифру в 21 тысячу, в котором ведётся строительство комфортабельных многоквартирных жилых комплексов. И, несмотря на, то, что когда-то гремевший на всю страну Апрелевский завод грампластинки уже не выпускает свою историческую продукцию, тем не менее, его производственные помещения не разрушены, а продолжают использоваться располагаемыми в них более 20 предприятиями малого и среднего бизнеса. А всего в городе свыше 70 предприятий. В Апрелевке возведён большой однокупольный кирпичный храм Илии Пророка, при котором создана воскресная школа. В 2008 году в городе был открыт дворец спорта «Мелодия» с устроенным в нём бассейном. Общая площадь этого сооружения составляет свыше 8 тыс. квадратных метров. Апрелевка продолжает расти, молодеть и процветать.

comments powered by HyperComments