© Сайт "Боровский тракт" 2011-2016

Граф Иван Илларионович Воронцов и его супруга Мария Артемьевна, в девичестве – Волынская, являлись владельцами земельных угодий в с. Могутово, и свидетельство этому мы находим в результатах межевания земель Московской губернии XVIII века и составленной  В.С. Кусовым  карте, указывающей границы землевладений в округе Могутово Подольского уезда Московской губернии.   Владения села  Могутово межевал 10 июля 1766 г. землемер Колпенский.  Всё это землевладение с пашнями, сенными покосами,  мелким лесом, болотами, селениями и поселением церковных служителей, церковью и кладбищем при нём составляло территорию  площадью в 5241 десятина.  По нынешним меркам это немногим более 5712 гектаров. На территории Воронцовых вместе с с. Могутово  по речке Ильма и  её берегам лежали ещё несколько деревень: Красный Пруд и Савёловка,   в которых проживало  147 крестьянских душ. До Воронцовых Могутово было сельцом, и лишь с возведением церкви оно превратилось в село. По поводу церкви  в «Боровской десятине» встречаем строки: «202(1694) сентября 11 по указу свят.патриарха  и по выписке за пометую Андрея Денисовича Владыкина велено новопостроенную церковь преподобного Сергея Радонежского, которую построил боярин Пётр меньшой Абрамович Лопухин Боровского уезда Суходольского стана в вотчине своей сельце Могутово подле церковной Пятницкой, что на речке Ильме, земли, которая в оброчной книге вписана на оброке Московского уезда вотчины из Володимера Рождественского монастыря сельца Шахова». Таким образом, из этого следует, что существующий и действующий по настоящее время Сергиевский храм в Могутово возвёл  Пётр Абрамович Лопухин в 1694 г.  В 1675 г. Пётр Лопухин при царе Алексее Михайловиче ходил со своим полком в Курск против набегов крымских татар. После женитьбы царя Петра в 1689 г. на его племяннице Евдокии Фёдоровне Лопухиной Пётр Авраамович становится окольничим, а потом и боярином, ведая Ямским приказом. Вместе с тем Лопухин попадает в опалу, и 24 января 1695 г. его подвергают пыткам «в великом государевом деле», о чём на страницах нашей газеты мы писали 9 апреля 2013 г. № 14 (333) в статье о Могутове. Не выдержав пыток, Пётр Авраамович на следующий день скончался. Доподлинно неизвестно, чем был вызван к нему гнев Петра I, но по одной из существующих версий он был замучен пытками по навету Льва Кирилловича Нарышкина, недоброжелателя Петра Лопухина и давнишнего его соперника. У Петра Авраамовича были два сына – Иван, полковник гвардии, и Александр, действительный тайный советник. Из записей «Боровской десятины» неизвестно, каменной или прежде деревянной была построена  Лопухиным Сергиевская церковь. Но, видимо,  изначально она все же была каменной, поскольку по нынешнему архитектурному облику специалисты относят её  к московскому,  или «нарышкинскому» барокко, названным так от имени родственников Петра I по линии его матери Натальи Кирилловны. Нарышкины якобы первыми стали возводить храмы подобным образом, отличающиеся  от  традиционного в прошлом стиля  храмостроения, которое берёт  своё начало в конце XVII начале XVIII вв. Новый владелец  землевладений в Могутово Иван Илларионович Воронцов (1719 – 1786) был  сенатором, действительным камергером и президентом Вотчинной коллегии в Москве. Был родным братом канцлера М.И. Воронцова и генерал-аншефа Р.И. Воронцова, дядей княгини Е.Р. Дашковой, и женат он был на дочери знаменитого кабинет-министра Артемия Волынского, казнённого при Анне Иоанновне, – Марии Артемьевне. О нём мы упоминали в одной из своих статей «О загадке кабинет-министра Волынского» 2 декабря 2014 г. № 48 (471). Матерью Марии Артемьевны была А.Л. Нарышкина, родная племянница царицы Натальи Кирилловны.  После казни отца в 1740 году в 15-летнем возрасте она была сослана в Сибирь и пострижена в монахини  енисейского Рождественского монастыря. При воцарении Елизаветы Петровны с неё в 1742 г. был снят монашеский обет и дано позволение вернуться в Москву, где она и вышла замуж за графа И.И. Воронцова. От брака у четы Воронцовых было пятеро детей: два сына и три дочери. После своей отставки граф И.И. Воронцов вместе с семьёй поселился в Вороново - усадьбе своей жены в Подольском уезде Московской губернии. Он имел многочисленные имения в различных губерниях и уездах России, среди которых было и землевладение  Воронцовых в Могутово, но Вороново  считалось ими наиболее ценным, и в своём прошлом, до казни Артемия Волынского, оно ему и принадлежало. Императрица Елизавета Петровна вернула дочери Волынского изъятые у её отца земли в округе Вороново. Ну а сама усадьба  Вороново была создана во второй половине XVIII века. Её строительство вёл известный московский архитектор Карл Бланк. От себя лишь заметим, что Карл Бланк принимал участие и в строительстве Преображенского храма в Спас-Косицах, во владении графа А.И. Шувалова в Верейском уезде, о чём автор этих строк впервые  рассказал на страницах газеты «Знамя Ильича» (нынешней «Основы») в 1989 г., а 4 февраля 2011г. лишь напомнил об этом в «ЦГ» №6 (273). Продолжая нашу тему об усадьбе Вороново, сообщим, что её строительство было завершено к 1800 г., когда Вороново перешло к московскому губернатору Ф.В. Растопчину, о котором расскажем позднее, как землевладельце соседнего с Могутовым владения в Мачихино.  Ну, а Могутовым с середины  XIX стала владеть графиня Евдокия Петровна Растопчина, урождённая Сушкова, невестка Ф.В. Растопчина. О ней мы также ранее вели свой рассказ, и поэтому, следуя своей привычке не повторяться, о чём писали ранее, а лишь вносить изменения в свои краеведческие исследования, предлагаем нашему читателю найти в электронном архиве наш материал «Могутово» от 09. 02. 2012 г. № 14 (333).  А нынешний очерк лишь послужит  дополнением к тому, о чём ранее мы не писали и о чём умолчала история Могутово.
comments powered by HyperComments
Валерий Ипатов: О чем умолчала история Могутово
Материал был опубликован в газете "Центр Города"