© Сайт "Боровский тракт" 2011-2016

К 70-летию битвы под Москвой и освобождению Наро-Фоминска

Этой темы автор сих строк, работая над серией очерков, касающихся событий 70-летней давности, не мог не коснуться. Просто не имел морального права умолчать. А рассказ пойдёт о людях с разной судьбой, возрастом и жизненным опытом, характерами и прошлым. Они, казалось бы, находились в равных условиях, но ввиду изменчивости отношения к их личностям,  скорее всего превратному, становились предметом упрёков, гонений и репрессий. Отсюда и название материала. А поскольку это было в военное время и касается военных, то в данном очерке будет разговор о превратности военной судьбы. Потому что стечение обстоятельств и ход жизненных событий в то время зависели порой не от самого человека, а от высшего военного начальства и удачи.

Начало Великой Отечественной войны и её первые месяцы связаны со страшными событиями потерь в Красной Армии и захватом за короткое время войсками Вермахта огромной территории Советского Союза. Читатель знает, что в результате политических и стратегических ошибок руководства страны пострадали в первую очередь военные. Был арестован и расстрелян командующий Западным фронтом Павел Дмитриевич Павлов и ряд военачальников его штаба. В обвинении, помимо его ошибок, не забыли  указать и антисоветскую деятельность. 

Но на этом привлечение к ответственности и осуждение военных за антигосударственную деятельность не закончилось. Стоило немцам при проведении операции «Тайфун», направленной на захват Москвы, прорвать Западный и Резервный фронты, в результате чего наши войска, в том числе и Брянского фронта, оказались в окружении, как вновь нашлись виноватые. В том числе и командующий Западным фронтом И.С. Конев. Но, как известно, от суда и возможного расстрела его спас Г. К. Жуков. Командующий Резервным фронтом легендарный С.М. Буденный был лишь отстранён от командования фронтом,  его место занял Жуков. По этому поводу Георгий Константинович  писал секретарю Ленинградского горкома ВКПб Жданову: «Будённый проспал свои войска». 
Тем не менее виноватые всё же были найдены, и среди них – командующий 43-й армии генерал-майор П.П. Собенников, которого отстранили от должности и арестовали. С 16 октября 1941 по 6 февраля 1942 года в отношении него велось следствие. Обвиняли его и в том, что, «будучи командующим 43-й армии, преступно руководил вверенными ему войсками, в результате чего на участке фронта, обороняемом частями армии, противник совершил прорыв, а части армии рассеял». К этому не забыли прибавить и участие в «антисоветской троцкистской организации» (ст.58-1п «б» и 58-11 УК РСФСР).  

Вместе с тем командующий 33-й армии комбриг Д.П. Онуприенко, дивизия которого находилась во втором эшелоне обороны, сразу же за войсками 43-й армии, избежал привлечения к ответственности, несмотря на то что в трудные для неё часы (когда дивизии ее были рассеяны) попросту покинул её. Из них отдельные группы 60-й стрелковой дивизии вышли из окружения на боевые участки 5-й и 43-й армии, а 173-я стрелковая дивизия - на участок 49-й армии. Принявшая на себя основной немецкий танковый удар на Варшавском шоссе, 17-я стрелковая дивизия полковника Петра Сергеевича Козлова вышла из окружения в районе Угодского завода (ныне Жуков) и в составе  43-й армии  обороняла подступы к Боровску. А  после его захвата занимала позиции у Тарутино. Комдива 17-й Козлова командующий фронтом Жуков 21 октября 1941 года приказывает без суда и следствия  расстрелять, о чём, дорогой читатель, я рассказал  в предыдущем очерке. И это лишь за то, что дивизия Козлова под превосходящими силами противника вынуждена была отступить за реку Нару в районе Тарутино на более выгодные позиции. В свою очередь комбригу Д.П. Онуприенко  вновь всё сошло с рук, несмотря на гнев Жукова за выход немцев на левый берег реки Нары в районе Атепцево и Горчухино. Вместо него командующим 33-й армии был назначен генерал-лейтенант М.Г. Ефремов, а Онуприенко остался его заместителем. К этому следует добавить, что в 1942 году после окончания ускоренного курса Военной академии Генерального штаба Онуприенко назначают начальником штаба 2-й танковой армии. Но и здесь из-за недостаточной подготовленности в техническом отношении его с понижением назначают командиром 6-й гвардейской стрелковой дивизии. Но воевать он всё-таки научится. В октябре 1943 года за форсирование Днепра ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина. Затем он командовал 24-м стрелковым корпусом, отличившимся в Берлинской операции. В 1957 году из-за болезни он увольняется в запас в звании генерал-лейтенанта. Умер Онуприенко в 1977 г. в возрасте 71 года. 

Петр Петрович Собенников с лишением звания и наград был приговорен к 5 годам лишения свободы. Вместе с тем им было направлено ходатайство о помиловании, которое Президиум Верховного Совета СССР рассмотрел,  снял судимость и, понизив в воинском звании,  рекомендовал назначить на низшую должность. Конечно же, без положительного решения Сталина этот вопрос не решался.

С 1942 года Петр Петрович Собенников до конца войны был заместителем командующего ряда армий. Решением Президиума Верховного Совета СССР от 3 мая 1945 года его восстановили в воинском звании, возвратили награды.  Уже после войны он в звании генерал-лейтенанта был заместителем командующего войсками военного округа, заместителем начальника, а затем и начальником Высших офицерских курсов «Выстрел».  Скончался он на 66-ом году жизни 14 августа 1960 года. 
А вот судьба комдива 17-й стрелковой дивизии полковника П.С.Козлова по настоящее время остаётся в полной неизвестности.

При подготовке очерка использовались материалы  В.В. Климанова, автора книги «Собой заслонили Москву»  о 17-й стрелковой дивизии.

На фото комдив 17-й стрелковой дивизии П.С.Козлов, герой Советского Союза Д.П.Онуприенко, генерал П.П.Собенников 
comments powered by HyperComments
Валерий Ипатов: Превратность военной судьбы
Материал был опубликован в газете "Центр Города"