© Сайт "Боровский тракт" 2011-2016
 

 

 

Старый тракт от Боровска до Наро-Фоминска имеет достаточно много заболоченных участков, которые, особенно в весенне-осенний период, труднопроходимы. Дорога давно уже не используется в качестве связующего звена, соединяющего Наро-Фоминск и Боровск, местность на сегодняшний день городскому жителю кажется «дикой», а жители близлежащих дач по грибы-ягоды стараются сюда не ходить. И все же данный лестной массив привлекает сюда как охотников, поисковиков, любителей экстремальной езды, так и тех, кто желает насладиться тишиной и красотой этих мест, окунуться в прошлое старой, забытой дороги…

 

(Кузьминка.  фото 2015 г.)

 

В списке населенных мест Московской губернии за 1859 год, составленном Комитетом Министерства внутренних дел, о Боровском тракте в частности, и об участке дороги от Боровска до Нары сказано следующие: «Новокалужская дорога – идет от Москвы, по 5 стану Московского уезда, в Звенигородский уезд, на село Нары, Верейского уезда, оттуда через Верею (!), к границам этого уезда - на Боровск и Медынь Калужской губернии. Проезд по этой дороге, с устройством московско — варшавскаго шоссе значительно уменьшился, потому что сообщение Боровска с Москвою, по Новокалужской доpoге только 15 верстами ближе, чем по шоссе на Малоярославец. Шоссе предпочитается и потому, что от Боровска до границы Московской губернии много гатей и других местных неудобств, которые затрудняют путь».

В 1849 году путь от Боровска до Нары был описан в военно — статистическом обозрении генерального штаба по Калужской губернии, где говорится об использовании объездных дорог на данном участке: «От Боровска и до 13-й версты к ст. Быкасовой, особенно на 11-й, у леса, топкая грязь весною необыкновенно затрудняет проезд, и в это время по почтовой дороге езды не бывает; а из г. Боровска следуют объезжею, через Пафнутьевский монастырь и выезжают на почтовую у д. Мальковой, за 7 верст от ст. Быкасовой…».

Там же, в «Обзоре», при описании Московской транспортной дороги (старо — калужской) упоминается о том, что Боровский почтовый тракт используется как альтернативный путь из Калуги в Москву. Приводится так же описание грузов, которые по этим дорогам перевозились: «По этой дороге (старо-калужской) прогоняют в Москву много рогатого скота, провозятся на волах разные колониальные, москательные и железные товары из Москвы через Калугу в Харьков. Тяжести доставляют на лошадях, из Калуги в Москву более зимою, а летом избирают почтовый тракт из Калуги через Боровск на Москву.» Из самого же Боровска, преимущественно в Санкт-Петербург и Москву, по большаку везли произведенные здесь мед, воск, конопляное масло, сало и другие продукты. В этом же издании говорится и об использовании Боровского почтового тракта как «этапной» дороги.

С трудностями преодоления данного участка дороги во время осеней распутицы столкнулась в 1812 году наполеоновская армия, авангард которой под руководством принца Евгения Богарнэ 22 октября выдвинулся по тракту на Боровск. По воспоминаниям французского солдата Бургоня, «Дороги окончательно испортились, повозки, нагруженные добычей, тащились с трудом, многие из них оказались сломанными. С других возницы, опасаясь поломки, сбрасывали кладь. Вся дорога была усеяна ценными предметами: картинами, канделябрами, множеством книг...». Надо добавить, что не только ценными предметами была усеяна дорога, но и трупами французских солдат. Во время продвижения к Боровску французы неоднократно подвергались атакам русских партизан, а возле деревни Митяево столкнулись с конницей генерала Дорохова.  Наши войска отказались от замысла напасть на французов в с. Фоминском, перенеся сражение под Малоярославец. В итоге, потерпев поражение под Малоярославцем, Наполеон отступил 26 октября к Боровску, а затем французская армия вынуждена была идти на Верею и Можайск, в сторону Смоленской дороги.

 

Интересно, что сегодня, старая дорога со всех сторон окружена лесом, но в упомянутом «Обзоре» сказано: «От Боровска до ст. Быкасовой… дорога пересекается лесами только в 3-х местах: на 10-й (версте?) от Боровска за д. Митяевой, лиственным лесом не более 1 ½ версты; на 18-й, за д. Козьминкою, лиственным лесом не более версты и на 28-й хвойным лесом около 3-х верст.

На карте Боровского уезда, датированной 1779 годом, от Боровска до современных границ города Наро — Фоминска над обозначением дороги присутствует надпись «Огородъ». Возможно, что по краям от дороги располагались действительно обработанные участки земли, где выращивались овощи. В «Обзоре» на этот счет сказано следующее: «Огороды есть во всех селениях при домах поселения… Некоторые из поселян занимаются особенно разведением огурцов и капусты и продают их в ближайшие селения, но таких торговцев мало. Только жители г. Боровска славились издавна огородничеством. Но не надо думать, что сам Боровск был главным местом огородничества. Произведения с огородов, устроенных в Боровске продаются только в самом городе, или в своем и близь лежащих уездах. Жители г. Боровска откупают большие места в степных губерниях, где они сеют разные овощи и преимущественно огурцы. Овощи сдаются для получения семян, которые и развозятся по высей России». И еще одно упоминание об огородничестве в «Обзоре»: «Любимое занятие мещан после мелочной торговли есть огородничество. В самом Боровске только 126 садов и 680 огородов; но много последних находится по соседству города. Здесь в большем или меньшем изобилии растут все огородные овощи и коренья: капуста белая, цветная и бруколь, огурцы, редька, свекла, морковь, репа, брюква, картофель, лук, горох, мак, петрушка и проч…».

 

 

На участке между Боровском и с. Фоминским три населенных пункта были расположены на старом тракте - это деревни Митяево, Кузьминка, Мальково. Митяево существует и в наши дни, село Малько стало одним из районов города Наро-Фоминска, а вот о д. Кузьминка напоминает лишь битый кирпич, который можно увидеть на том месте, где ранее стояли жилые дома и часовня.

В книге В.С. Кусова «Земли Московской губернии в 18 веке» в разделе Верейского уезда о Кузьминках сказано так: «Козьмодемьянская, пустошь Вшегородского стана, владение Коллегии экономики, ранее Пафнутьеского монастыря (межевание 1768 г). Лестная мелкая поросль и сенной покос 224 д. 1078 с, дороги 1 д. 2100 с, реч. 1 д. 1210 с, болот 31 д. 236 с, всего 258 д. 2224 с.»

В списке населенных мест Калужской губернии за 1859 год, в разделе посвященному Боровскому уезду, сказано: «По старому московскому тракту д. Кузьминка (Козьминка, Козьмодемьянская), при колодце, имеет 15 дворов, в которых проживает 29 человек мужского пола и 32 женского». Согласно аналогичного «списка» но за 1914 год, в данной деревне проживало уже 45 человек мужского пола и 53 женского.

Кузьминка находилась на границе Боровского и Верейского уезда, попадая в описания либо одного, либо другого территориального деления. Архивные материалы по каждому уезду содержат информацию о нескольких аналогичных по названию населенных пунктах и землях  («Козьмодемьянская пустошь», «Земли погоста Кузьмы и Демьяна», «Козьминка», «Козьмодемьянское»),  что затрудняет порой идентификацию с интересующим нас местом. Приведем несколько примеров, которые еще более нас запутают, либо уведут в совершенно ином направление. Так,  в книге  В. и Г. Холмогоровых «Исторические материалы о церквях и селах XVI XVIII вв» читаем: «Козьмы и Демьяна на пустоши Кузьмодемьянской, Кузнево тож, на речке Черной Грязи. Место церковное, что была церковь, 7136 г. (1628 г) Вышегородского стана, вотчина Пафнутьевского монастыря…  Земля находилась около пустоши Скуратовой, Орешково тож, владении Петра Бартнева»  Если о нашей  деревне речь, то при наличии церкви здесь раньше было село! Село! 1628 год!  Отметим, что речка Черная Грязь на карте Верейского уезда XVIII века расположена рядом с истоком р.Истья. Вот только р.Черная Грязь, как и топоним Кузьминка не уникальна и встречается в описании мест расположенных далеко от описываемого поселения. В «Историко-археологическом и статистическом описании Боровского Пафнутьевского монастыря» за 1907 год находим: «По Указу царя Михаила Федоровича в 1627 г. жаловано Боровскому монастырю сельцо Митяево, Лучны, Минкино-Семенково, Сырылево, Рышково, Микитино-Говорово, село Кузьмодемьянское на речке Чернаягрязь».   Снова село на реке Черная Грязь.  Но Кузьминка то на р.Истьи расположена. Цитируем материалы «Дозоров и Писем», опубликованные упомянутыми выше Холмогоровыми: 7150 г. (1642 г)  церковные земли Козьмы и Демьяна на погосте на реке Истьи… 7188 г. (1680 г) по книгам Боровской десятины … той землею владеют иноземцы Варфеломей Петров да Иван Филлимонов сын Акема круг кладбища сеют хлеб и под той церковною землею на р. Истьи заводят железный завод.» 7191 г. (1683 г.) «…досматривали церковную землю в пустоши, что был погост Косьмы и Демьяна на речке Истьи.. на погосте кладбище, а на нем уки и каменье много… а под погостом с полуночи на полдень течет р.Истья круг кладбища» Сегодня нам доподлинно известно о наличии в д.Кузьминка кладбища на месте старой деревянной церкви и о «каменье много». Об этом мы в завершении статьи скажем. Но! В «Дозорах» речь идет о современном селе Истье (Жуковский район, Калужская обл.), где голландцем Иваном Акема в 1680 году был построен молотовый завод,  на котором собственноручно Государь Петр Великий выплавил 18 пудов железа.  Интересно, что недалеко от завода был открыт источник «железистой воды» и Петр I провел целый месяц у источника, рядом с которым «нарочно построен был дворец». О селе Истье мы расскажем отдельно на страницах форума нашего сайта. 

(Петр I на Истьинском заводе)

 

Упоминание в книге В.С.Кусова о принадлежности Кузьминки к ведению Боровского Пафнутьевского монастыря, да и название деревни (Кузьминками в народе называли праздники в честь христианских святых Косьмы и Дамиана) дает основание предположить, что образована она была монастырской братией и долгое время числилась как монастырская земля.  Маловероятно, что удастся нам найти документы о старой деревянной церкви, исчезнувшей в начале XVII века. В огне смуты, войн, либо по воле случая уничтожены были бесценные рукописи и книги. Лишь в одном из многих Московских пожаров в 1626 году погибло множество бесценных документов, в которых вероятно нашлись бы ответы на наши вопросы. «А Боровские дачи и писцовые и дозорные книги в Поместном приказе в Московский пожар в прошлом в 7134-м году згорели, выписать подлинно не ис чего (Дело по челобитию Максима Лукьянова. РГАДА)». 

Возможно, что данную землю  могли использовать арендаторы. (Например, по грамоте царя Алексея Михайловича от 25 декабря 1665  года Филимон Акем с племянниками был в праве «железные заводы заводить, где они в нашем, Великого Государя Российском государстве вновь приищут, которые места к тому железному делу будут годны…). Либо ее мог использовать монастырь для своих хозяйственных нужд.

В XVIII веке Кузьминка переходит в ведение Коллегии экономики и вплоть до начала XX века считается казенной деревней  (секуляризация церковных земель, согласно указам императора Петра II, а затем императрицы Екатерины II)

Интересно описание одной часовни, сделанное архимандритом Пименом в конце XIX века: «Не доезжая до монастыря (Зосимова пустынь) верст 10, на Боровской дороге стоит каменная часовня, принадлежащая монастырю Пафнутия Боровского, Калужской Епархии. Наружний вид часовни обещает многое, но, к сожалению, внутри нет ничего того, что бы желалось видеть: 1) Выбор места неудачен, болото; 2) внутри неопрятность и беспорядок, какие редко можно найти; 3) называется святым колодцем и вместо сруба каменная обкладка вроде купели; видно, что строящая рука ничего не щадила, а почерпнуть воды не чем; словом сказать, плачевное состояние часовни и вся обстановка явно свидетельствует о беспечности монастырского начальства. Это подает мне повод сказать, что монастыри сами иногда бывают виновниками охлаждения усердствующих к обитателям, отталкивая их своей невнимательностью к самым целям благотворителей, через что и обитатели терпят ущербы в вещественных пособиях, и такое нерадение мало по малу влечет за собой незаметным образом оскудение средств, что наконец приводит монастырь в упадок. Но еще хуже то, что вкладчики, а может быть и постоянные лица, видя такое нерадение, теряют доверию и к самому монашеству.» В д. Кузьминка находилась кирпичная часовня, которая вполне могла соответствовать данному выше описанию. Примечательно, что часовня возведена была в удалении от деревни, по другую сторону р.Истья.

 

(Часовня)

 

В октябре 1941 года Кузьминка была занята фашистскими войсками в ходе наступления на Москву. В «Дневнике ополченца» (записки Петра Павловича Пшеничного, комиссара полковой артиллерийской батареи 76-миллиметровых орудий 1291-го стрелкового полка) рассказано о событиях тех дней возле деревни Кузьминка: «17 октября немцам ценой огромных потерь удалось оттеснить части дивизии на рубеж Кузьминка, Козельская, Инютино, Ермолино, Лапшинка. После очередной контратаки ополченцы к 19 октября вернули утраченные позиции. Положение дивизии было восстановлено, но бой продолжался. Подтянув еще около двух полков пехоты и 40 танков, противник нанёс мощный удар вдоль шоссе из Боровска на Балабаново, одновременно атакуя в других местах.

К полудню 20 октября создалась весьма критическая обстановка. Подразделения 1291-го стрелкового полка, оборонявшиеся на главном направлении дивизии, понесли большие потери. Сколько можно продержаться с винтовками против автоматов и танков? Полк израсходовал почти все боеприпасы, а подвезти их было некому и не на чем, ибо тыловые подразделения и учреждения всё ещё находились в пути из района озера Селигер. Немцы захватили Балабаново и начали быстро продвигаться в сторону Наро-Фоминска».

Что же произошло с жителями д. Кузьминка? Почему деревня перестала существовать в наши дни? Сегодня установлено, что часть жителей деревни не покидали Кузьминку даже в тот период, когда в ней находились немецкие войска, кому-то удалось уйти в места не занятые оккупантами. Из воспоминаний очевидца тех дней интересен следующий случай: когда наши войска произвели артобстрел деревни, кто-то из немцев заставлял местных жителей прятаться по погребам. Конечно, ни о какой гуманности здесь не может быть и речи, т.к. при отступлении фашистские войска деревню полностью сожгли, а ее жителей угнали в г.Боровск. В стенах храма Спаса Преображения немцами была создана тюрьма для русских, насильно выселенных из г.Наро-Фоминска, где видимо содержались и жители д.Кузьминка.

 

(Храм Спаса Преображения. г.Боровск. Был взорван в 1957 году.  )

 

К счастью, успешное наступление нашей славной 33 армии генерала Ефремова спасло жизнь многим из них. В деревне была своя мельница. Когда семья мельника вернулась, то на месте своего дома они обнаружили пепелище. Из домашней утвари уцелела лишь икона, да самовар. Больше ничего. Уничтожена была и деревенская часовня. Во время войны восстанавливать деревню не стали, да и некому было. Жители деревни (в основном это старики, женщины и дести) вынуждены были обживаться на новых местах в ближайших деревнях и селах (Татарка, Рождество).

В 50—60 годах XX века на месте деревни находилось зверохозяйство. Здесь рос липовый сад, было возведено несколько жилых и хозяйственных построек. В зверохозяйстве занимались в основном разведением нутрий, в летнее время здесь же держали коров. По дороге в сторону Боровска в то время уже возможности проехать не было. Однако, со стороны Наро-Фоминска, автотранспортом возможно было добраться до Кузьминки. А бывало, что на этом участке тракта оттачивали свое мастерство танкисты гвардейской Кантемировской дивизии. Когда основные корпуса зверохозяйства переместили за пределы города (с ул.Автодорожной г.Наро-Фоминска),  Кузьминка окончательно опустела.  На картах 80-90 годов прошлого века место расположения исчезнувшей деревни обозначено как «урочище Кузьминка».

Совсем недавно стала доступна уникальная для нашей «Книжной полки» книга русского языковеда Василия Ильича Чернышева «Народные говоры селений, расположенных от Боровска до Москвы по старому Московскому тракту» (1909 г.),  в которой существует следующая запись: «№2. Кузьминка Боровского уезда Рожественской волости. По «Спискам населенных мест № 518. Отмечено название «Казминка».  Здесь сохранилась слабая память о литовских опустошениях, которые происходили, по мнению одного рассказчика, лет 500 тому назад. В действительности, эти предания, может быть, относятся к началу XVII века. Есть поля, заросшие кустарниками, вследствие литовских опустошений. За четверть версты от деревни следы разоренного литовцами «погоста»: кладбище с заросшими камнями. Там часовенка. Здесь найдены были следы старой деревянной церкви, каменный бут которой закрыт нетолстым слоем земли. Деревня небольшая: 10 дворов, 16 душ. Старики пашут землю, молодые работают на фабрике. По указанию самих жителей, у них наречие «московское».

 

(В.И.Чернышев )

 

Вспомним про «каменье много» в описании с.Истье… Описание старого погоста. Вспомним легенду: «где то у Кузьминки была заброшенная часовня каменная… Она стояла на месте, где церковь ушла под землю во время службы… И потом долго к земле ухо прикладывали и стоны слышали…»  Была церковь! Было село!  Найдено это место!

Смутное время. Для наглядности возьмем лишь несколько цитат из книги Ю.В.Готье «Замосковский край в XVII веке (1906 г):  ««Пишут к Государю царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всея Руси.. воеводы и приказные люди, что пришли в замосковские города воры казаки многие люди и в уездах по селам и по деревням и по дорогам дворян и детей боярских и гостей и торговых и уездных всяких людей, где кого найдут, побивают до смерти и животы грабят и села и деревни жгут» - Такое обычное содержание, свидетельствующих о непрерывно продолжающихся грабежах и насилиях выходцев из Литовско-Польского государства, бродячей вольницы далекой южной окраины и, наконец,  русских «воров» местного происхождения.»; «В Звенигородском уезде южный – Угожский стан, лежавший на Смоленской дороге, превратился почти в сплошную пустыню, такая же участь постигла очень многие станы и волости…»;  «В одном из уездов писцы не смогли описать 268 пустошей, настолько сильно запустевших и заросших от литовского разорения, что их «мерить и сметить было не можно»».   Уходили люди целыми деревнями и селами, кто в город, кто в лес.  В Пафнутьево-Боровском монастыре погибло по данным историков от 4 до 12 т. человек, из них треть –  жители города.   Быть может, что и некуда было идти (как и в 1941-м)…  «Церковь ушла под землю во время службы…» Не обошла смута Кузьминку. Да таких бед натворила, что народ почти три века из уст в уста передавал память о тех событиях. «Стоны слышали»… 

 

(Вид церкви XVII века.  )

 

На месте деревянной церкви, на старом погосте, была построена часовня. А сама деревня появилась недалеко от бывшего поселения.  Однако, в октябре 1941-го, история неумолимо повторилась...

Исчезла деревня, исчезли следы старого погоста и почти не заметны уже следы разрушенной часовни.

«Петляет тропинка, теряется в чаще

По сломанным сучьям ступаем все чаще

Коварная ряска болота, деревья,

Стоит тут забытая всеми деревня (А.Бриклин).»

 

 

Кузьминка

1628 г. – 1941 г. ?

 

 

А.Николаев. 2015 г.

 

 


Просмотреть Кузьминка
форум сайта