© Сайт "Боровский тракт" 2011-2016

Родник Белый

(с.Петровское)

Много тайн связано с этим источником… Вместе со своей средней дочерью Екатериной мы взяли лопату и пошли осматривать парк. Родник должен был быть под холмом, на котором некогда стояла статуя Аполлона. Холм мы нашли, но не пьедестала ни статуи там уже давно не было. Спустились к реке и копнули. Вода, как будто давно ждала нас, и брызнула весело и говорливо. Раскопали яму и обложили её жердями. Живая вода родника Белого – вот, как она называлась сто лет назад. Лучшей воды в округе не было, и нет…

Князья Мещерские на протяжении многих тысячелетий обладали необычным даром - они могли общаться с Богами. И хоть Боги не имели тел и их души покоились в водах священного Стикса, они по многочисленным подземным рекам могли мгновенно перемещаться в любое место Земли. Одно их этих таинственных мест и находится под Петровско-Алабинским дворцом. На берегу тихой реки Десна в придворцовом парке, собственноручно откопал князь Александр Васильевич Мещерский родник Белый. Вскрыл прозрачные воды там, где указала ему Царица Богов - Великая Богиня Тиамат. Живая и мёртвая вода стала вытекать из этих источников... Но чтобы обретала та вода волшебные свойства, нужно было знать таинственные слова. Никому о них не говорил князь и к роднику в полнолуние ходил только сам, и сам приносил воду нуждающимся в исцелении. Известна одна из историй того времени о том, как к княгине Софье Васильевне обратилась за помощью её подруга. Мной эта история была как то опубликована в печати. Вот её суть. Я обнаружил письмо, адресованное подруге Софьи Васильевны. Подруга эта недавно потеряла дочь и страшно переживала эту смерть. Вот, что писала ей княгиня Мещерская (ур. княжна Оболенская):

«Дорогая моя Елизавета. Мы все скорбим вместе с тобой. Господь взял Оленьку к себе в самом расцвете её лет. И ее уже не вернуть, потому, как тело наше тленно. Но душа вечна, и я думаю, что она обитает сейчас в Раю. Мне больно видеть, как ты страдаешь и таешь на глазах от безутешного горя. Могу дать тебе лишь один совет в надежде, что ты его примешь, прочитав мое послание. Думаю, что Господь будет милостив к тебе и вернет назад душу твоей ненаглядной Оленьки. Я верю, что души прекрасных людей могут вновь возрождаться в младенцах следующих поколений.

Есть в Покровском (ныне Алабино - автор.) имении брата моего супруга, князя Александра Васильевича Мещерского священный родник. Его называет Белым. Из двух источников вытекает живая и мертвая вода. Съезди и набери последней и поливай ею цветы на могилке твоей ненаглядной дочери. Вода всегда притягивала и хранила души людей. Святою водой мы постоянно пользуемся в храме. Душа Оленьки, несомненно, посещает еще пока свою могилу, а мертвая вода позволяет ей дольше задерживаться там. возле тебя.. Душа Оленьки, верно, задержится в этой воде. Не противься моим словам, но тебе нужно будет снова зачать. Я понимаю, что ты уже не молодая, но если хочешь вернуть свою дочь, ты должна это сделать. Лишь тогда, когда уже понесешь, и уже будешь на сносях, вновь поезжай в Покровское и упроси князя Александра Васильевича сходить в полнолуние к роднику и зачерпнуть из источников воды с Луной. Сама не ходи, так как обступят тебя по возвращении души умерших родственников и будут просить напиться, и ты не сможешь им отказать. А напьются — вода потеряет свою силу. Князь же один под Богом и им одним подсуден он в своих решениях. Души над ним не властны. Князь любит поспать, но ты упади перед ним на колени и поплачь - не откажет. Принесенную им воду распредели так: половину мертвой воды ты полей на могилку, а часть оставь до утра, прислонив к кресту на надгробии. Прилетит душа твоей Оленьки ненаглядной, задержится, водою мертвой притянута. Ты же должна встать до рассвета и принести эту воду с могилы и разбудить князя, чтобы обряд над тобой совершил он. Что делать, Александр Васильевич знает, мы не раз говорили об этом с ним… Мертвую воду с могилки до рассвета и поставь в угловую комнату, где икона Почаевской Божьей Матери находится, а живая вода там должна стоять еще с вечера, отгоняя чужие души. Окно занавесь, чтобы дневной свет не спугнул душу твоей дочери. Только лампада или свеча должны освещать комнату. Сними одежду и ложись нагой, крепко сомкнув глаза. Князя не стесняйся, он уже стар и супруга его Елизавета Сергеевна преставилась, и потому помех у тебя не случится. Глаза не раскрывай, помнишь, как Орфей ходил в царство мертвых за Эвридикой. Стоит один раз оглянуться, открыть глаза, и ничего уже не воротишь. Князь произнесёт слова древней тайны и даст тебе выпить половину мертвой воды, и часть души твоей Оленьки войдет в тебя, а другую часть вольет в твое лоно. Ты почувствуешь холод могильный, но крепись, а главное — не разомкни глаз, ибо дьявол будет тебя искушать осмотреться. Постепенно холод уйдет, и ты перестанешь его чувствовать, но чревом своим ощутишь легкие дуновения. Это души будут проситься в плод твой, чтобы жизнь новую обрести, но только Оленька должна в тебе остаться. После того, как князь трижды попросит Царицу Небесную вернуть тебе душу твоего ребенка и окропит тебя с ног до головы водой живою, сможешь открыть глаза, встать и одеться. Душа доченьки твоей ненаглядной будет уже жить в плоде, что тяготит чрево твое. После рождения ты увидишь, что это Оленька вновь вернулась к тебе, чтобы скрасить твою старость. Царица Небесная, я верю, не оставит тебя. Еще не забудь отблагодарить князя, хоть и отказываться будет. Он строит храм в селе Петровском. Отблагодаришь его — отблагодаришь Матерь Божью. И еще, когда срок тяжести твоей подойдет, снова навести князя, и пусть окропит тебя живой водою пред иконой Почаевской Божией Матери. Не стесняйся, ибо ты вновь обретешь свою дочь».

Само по себе письмо это невероятно. Но еще невероятнее другое письмо, на которое я наткнулся сразу же за этим.

Из письма от 1892г. марта 14-го.

«..Дорогая княгиня Софья Васильевна. Вчера весь вечер проплакала, сама не знаю от чего, После обеда прибежала Олюшка, Она об крыжовник занозила себе пальчик. Я стала вынимать колючку, а она и говорит мне: Я смелая. Не боюсь крови. Все скоро заживет. Видишь колено, которое я в прошлое лето разбила, зажило и следа не осталось...

Я посмотрела на ее ножку, и слезы потекли из глаз сами. Олюшка никогда не разбивала себе колена. С тех пор, как она родилась с твоей помощью, мы за ней смотрим, глаз не спускаем. Это моя первая Оленька однажды разбила себе коленочку, и шрам был у нее до самой смерти. Но моя вторая дочурка говорит об этом, как будто это случилось с ней. Уму непостижимо, откуда в ней воспоминания, о которых она ни от кого не могла узнать. Никак не могу к этому привыкнуть, и каждый раз плачу, когда такое происходит. Она же, глядя на меня, тоже плачет, хотя ничего не понимает. Так и проплакали мы с моей ненаглядной дочуркой в обнимку весь вечер.»

Князь Е.Мещерский

comments powered by HyperComments