На Боровском тракте
                  © Сайт "Боровский тракт" 2011-2016
Валерий Ипатов
comments powered by HyperComments

Наро-Фоминск - город Воинской славы
 
 
В 70 километрах от Москвы в юго-западной части Подмосковья на берегах живописной реки Нары расположился город Наро-Фоминск – один из крупных городов Московской области и административно-территориальный центр Наро-Фоминского района. Через него и рядом с ним проходят железнодорожная и шоссейная дороги Москва – Киев. А до них в своём прошлом через Наро-Фоминск проходила лишь одна главная дорога соединяющая столицу с Боровском, а далее с Малоярославцем и Калугой. По этому пути от Боровска шли рати на Куликово – поле. В Смутное время Пафнутиев – Боровский монастырь вплоть до 1618 года являлся опорной крепостью юго-западной границы Московии в борьбе с польскими и литовскими интервентами. По этой дороге в Боровск везли в заточение старообрядцев, защитников старой православной веры протопопа Аввакума и боярыню Морозову. В 1812 году, оставляя Москву, через село Фоминское на Боровск двинул свою многоязычную армию к Малоярославцу французский император Наполеон, стремясь захватить богатую продовольствием и фуражом Калугу. Он тогда ещё не предполагал, что следуя именно этим маршрутом, приведёт свою непобедимую армию к погибели. В 1941 году по  этой дороге протянул к Москве, свои смертоносные щупальца, ещё более страшный враг германский фашизм, относящий себя к высшей арийской расе, и унёсший жизни десятки миллионов людей из разных стран и континентов. Но, их остановили на реке Наре под Наро-Фоминском, а затем и погнали прочь ратоборцы 33-й армии генерала Ефремова. Именно в память об этих событиях Указом Президента России 27 апреля 2009 года Наро-Фоминску было присвоено почётное звание «Город воинской славы», как говорит сам текст этого документа: «За мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные защитниками города в борьбе за свободу и независимость Отечества,». Здесь именно у Боровского тракта, рядом с другим не менее дорогим символом для каждого жителя нашего города Никольской церковью, у порога которой был остановлен враг, была воздвигнута и памятная стела с изображением герба города и текстом президентского Указа о присвоении этого звания городу – войну и городу – труженику. 

Иван Калита

Духовная грамота Ивана Калиты
 
Вместе с тем зарождение самой дороги, связывавшей Боровск с Москвой, скрыто от нас пока ещё не развеянным до конца туманом седого прошлого и никто точно не скажет, когда именно появился этот путь. Можно лишь предположить, что он уже существовал не позднее 1358 года – даты первого упоминания Боровска в духовной грамоте великого князя Московского Ивана Красного – сына Ивана Калиты. А возможно, что и раньше с момента первого упоминания Фоминского, одного из прародителей Наро-Фоминска самим Калитой, которое в то время ещё не являлось селом, а скорее всего, было волостью, о чём впервые упомянул в своём завещании Дмитрий Донской. Селом Фоминское стало значительно позднее в период, когда им стали владеть князья Барятинские, которые вероятнее всего и  построили в нём в XVII веке деревянную Никольскую церковь. Ведь в нашей истории сёлами являлись лишь те крестьянские поселения, в которых располагались церкви. Но, более подробно об этом мы расскажем, когда коснёмся прошлого самого Наро-Фоминска, а пока  не будем забегать вперёд.
 

 
Село Наро-Фоминское. Река Нара в начале XX века

За всю историю существования Боровского тракта прошло ни одно столетие, и с введением в эксплуатацию в 1899 году железной дороги, а к 1941 году Киевского шоссе он стал медленно терять своё транспортное межрегиональное значение и уже к нашему времени исчез полностью, за исключением отдельных его сохранившихся участков. Один из них связывает юго-запад столицы с Внуковым, от которого тянется к железнодорожной платформе Победа, и где по настоящее время продолжает называться  Боровским шоссе. Другие же части этой дороги представляют лишь отдельные фрагменты: в Апрелевке, Селятино, Рассудово, Ожигово, Бекасово у железнодорожной платформы Зосимова Пустынь и в Наро-Фоминске. А в Апрелевке ещё продолжает существовать улица с названием Боровское шоссе. Она проходит, через Мамыри, ранее одноимённой деревни, вошедшей в состав города Апрелевки. В Наро-Фоминске эта дорога превратилась в асфальтированную улицу Володарского, пролегающую по мосту через реку Нару, затем она стала площадью Свободы и улицей Маршала Жукова. А далее, проходя, мимо жилого района Красной Пресни и оставляя за собой в стороне садоводческие товарищества, углубилась в лесной массив, где и скрылась в его непроходимых местами болотистых зарослях. Каждая дорога, ведущая в Москву, имеет своё название благодаря городу, с которым соединяет столицу. Дмитровское шоссе названо так потому, что связывает Москву с Дмитровым, Ярославское шоссе - с Ярославлем, Каширское - с Каширой, Можайское - с Можайском, Волоколамское - с Волоколамском. Так получило своё название и Боровское шоссе.

Но в прошлом его называли ещё и Боровским трактом. Старожилы рассказывали своим внукам, а те донесли до нашего времени то, что Боровскую дорогу прозывали в народе Екатерининским трактом. А связано это было, якобы с приездом в Москву российской императрицы Екатерины II, пожелавшей посетить святые места. Тогда же со всей округи на Боровский тракт согнали крестьян для расширения и обустройства в конец, разбитой дороги, ведущей в Боровский – Пафнутиев монастырь. Для "поезда" царицы, состоявшего из сотни различных карет, возов, телег, а вместе с ней следовавшего за ней всего императорского двора со своими обозами и телегами, необходимо было создать комфортные условия движения. И не дай Бог, если кто-либо из знатных особ её величества кувырнётся на ухабе в кювет – считай, скандала не оберёшься! Однако императрица, приехав в Москву, ограничилась лишь посещением Троице-Сергиевой лавры, Московских обителей, побывала в имениях графов Шереметева, Румянцева и Нарышкина, но в Боровск не поехала. Тем не менее, память о приезде Екатерины II местные жители сохранили именно таким образом.
 

Князь Владимир Андреевич Храбрый

Возвращаясь к более глубокому прошлому до екатерининского периода, следует сказать, что в 1378 году князь Серпуховский Владимир Андреевич по прозвищу Храбрый получил от своего двоюродного брата и Великого князя Московского Дмитрия Ивановича в удел Боровск. И с этого времени становится Серпуховским и Боровским князем. Здесь же, в Боровске, до него доходит весть о приближении к русским границам орд Мамая, и отсюда Владимир Андреевич со своим полком спешит по Боровской дороге на соединение с князем Дмитрием Ивановичем. На Куликовом поле засадный полк Владимира Андреевича решил ход битвы. Мамая разбили, а ему так же, как и князю, Дмитрию, в народе дали прозвище Донской. Однако в истории он остался всё же с прозвищем Храбрый. А вот легендарного Боброка, воеводу Владимира Андреевича, жители Боровска считают и сейчас своим земляком.

Но вот имело ли Фоминское своего воеводу или князя – на этот вопрос, ответа пока не найдено. В одной из своих статей сотрудник Наро-Фоминского краеведческого музея М. Понаморёва писала о том, что при земляных работах в 1925 году в Наро-Фоминске на месте древнего заброшенного кладбища был найден дубовый долблёный гроб с человеческими останками и военные доспехи: металлический шлем, забрало и стальной палаш. Обнаруженное в захоронении оружие, безусловно, говорило о высоком социальном статусе покойного. В то время предположили, а не погребение ли это, живущего примерно в XVI веке воеводы. Собственно, а почему бы и нет? Вблизи села уже в XV веке существовал Фоминский мыт (таможенный пункт), где за провоз товаров взималась пошлина, о котором сообщает в своей книге «На берегу Нары» Л.Г. Дробышевский и, само собой разумеется, что им должен был кто-то управлять и не ниже, чем в ранге наместника. Но, на эти должности, как правило, назначались лица либо княжеского, либо боярского рода. А особ подобного уровня хоронили в усыпальницах при монастырях или храмах.  Ввиду того, что такое оружие, как палаш, стало распространяться в России лишь с XVI века, то по этому признаку видимо и установили время жизни и погребения покойного. Из книги братьев Холмогоровых «Верейская десятина» выложенной на «Книжной полке» нашего сайта становится известно, что селом Фоминским  на рубеже XVI – XVII веков владели князья Барятинские, среди которых были стольники и воеводы, поэтому не исключено, что обнаруженные останки усопшего принадлежали кому либо, из этого княжеского рода.  

Но, вопрос о князе или воеводе Фоминского по настоящее время всё же остаётся открытым и продолжает волновать краеведов и любителей истории Наро-Фоминского района, причём имеющих иную отличную от суждений автора этих строк оценку, поэтому было бы не правильным не ознакомить своих читателей и с их мнением.  Задавался этой темой, и о чём писал в своей книге "Откуда есть пошла земля нарофоминская" Владимир Леонтьевич Козлов. А автор другой краеведческой книги "г. Верея и храмы Наро-Фоминского района" протоиерей Олег Пэнэжко определённо считает, что Фоминское в своё время являлось уделом Смоленского княжества. И первым князем села был Константин Юрьевич (фоминский – пр. автора), имевший трех сыновей: Федора Красного, Федора Слепого (ум. 1313 г.) и Федора Меньшего.

О князьях "фоминских" есть строки и в многотомном историческом труде "История государства Российского", принадлежащем перу Николая Михайловича Карамзина. В нём они упоминаются дважды. Первый раз в связи с походом в смоленские земли, а второй раз в связи с бракосочетанием Симеона Гордого на Евпраксии - дочери одного из Смоленских князей Федора Святославовича, управлявшего в должности наместника Волоком или нынешним Волоколамском. Но через несколько месяцев совместной жизни Симеон отправил её обратно к отцу, так как: "она на свадьбе была испорчена и всяку ночь казалась супругу мертвецом". Историк не останавливается на подробностях этого казуса семейных отношений великого князя, предоставляя право догадываться краеведам. Но видимо, наречённый и наречённая не отвечали обоюдным желаниям, а сам брак носил чисто политический характер, что для того времени не было редкостью. Не состоявшуюся великую княгиню не отправили в монастырь, что являлось в таких случаях практикой, а выдали замуж второй раз за князя фоминского Федора Красного, и от этого брака у них были дети.

Может быть, Константин Юрьевич и его сын Федор Красный так же, как и Федор Святославович, управлявший Волоком, и были наместниками в  Фоминском? Но оно не могло в тот период быть уделом Смоленского княжества и вот почему.  Свою духовную грамоту Иван Калита начинает со строк, где чёрным по белому написано, что, отправляясь в Орду: «приказываю сынам своим отчину свою Москву; а се есмь им роздел учинил». То есть своим завещанием Калита делит свою Московскую отчину, а не Смоленскую, между своими детьми и супругой. А далее из великокняжеского документа следуют следующие строки: «А се даю сыну своему Ивану: Звенигород, Кремичну, Рузу, Фоминьское, Суходол, Великую слободу, Замошьскую слободу, Угожь, … а села: село Рюховъское, село Каменичьское, село Рузьское … ». Для справки следует добавить, что Суходолом наши предки называли не заливаемые весенним паводком земли. Он занимал территорию, от реки Нары и до реки Протвы, т.е. от  Фоминского  до Боровска. Позднее эта территория стала Суходольским станом Боровского уезда. Угожь – это Угодский Завод, ныне Жуков. Сёла Рюховское и Каменичское – Ерюхино и Каменское на реке Наре. Таким образом, все эти земли, включая и Фоминское, входили в состав Московского княжества и были владениями великокняжеской семьи и уж ни никак по утверждению протоирея Олега Пэнэжко не могли в то время быть уделом Смоленского княжества.

Весьма любопытен и другой факт. Карамзин в своей истории прозвище князей «фоминских» пишет с маленькой буквы, а князей Звенигородских, Можайских, Ярославских, Тверских и т.д. с большой. Чтобы это значило неизвестно, поскольку возникают одни только вопросы, ответы к которым найти нелегко. Вместе с тем, если в Фоминском в то время находился таможенный мыт, значит, была и сухопутная дорога, проходящая через него к Москве.
 

Село Наро-Фоминское. Река Нара в начале XX века

Возвращаясь к прошлому Фоминского, следует отметить, что его экономическому росту способствовало не только нахождение в нём таможенного поста но, и, прежде всего, выгодное географическое положение. Река Нара связывала его своим водным путём с реками Москвой, Окой и далее Волгой. На современных картах она берёт своё начало из озера Полецкое, но на географической карте Московской провинции 1774 года озеро носит совершенно иное название - Полесное. Однако не будем на этом останавливать своего внимания и примем лишь к сведению научную точку зрения, что образовалось оно, как и большинство природных озёр Подмосковья, в ледниковый период. С этого времени, возможно, и следует вести отсчёт начала жизни реки Нары.

Но при этом трудно себе представить, что когда-то здесь простиралась бескрайняя снежная равнина, из корки льда и снега в километр толщиной, а вокруг не было ни одной живой души. Так полагали лишь до определенного времени, пока археологи в 1980 году в Зарайске на берегу реки Осетр не нашли одну из самых древних в Подмосковье стоянок человека периода палеолита. На её месте обнаружили скопление костей мамонта, служившего основной добычей охотников ледниковой эпохи, сотни орудий из кремня: резцы, ножи, скребки, в том числе и человеческие останки. Возраст этого стойбища составляет не меньше двадцати тысяч лет. Другая стоянка, более молодая, эпохи мезолита, промежуточная между палеолитом и неолитом, найдена уже в Дмитровском районе. Таким образом, территория нынешнего Подмосковья в период создания природой его географического рельефа уже активно осваивалась людьми со времён палеолита, а может быть и раньше.
 

Урочище Песчаная гора (2013 г.)


Когда впервые человек стал осваивать берега Нары и её притоки, с точностью не скажут даже археологи. Но из материалов археологической карты Наро-Фоминского района на его территории зарегистрировано 42 памятника археологии и среди них: 16 – селищ; 9 – курганных могильников; 5 – курганов; 5 – городищ; 4 – грунтовых могильника; 1 – стоянка; 1 – поселение; 1 – производственный комплекс. Однако, к сожалению, на ней не отражены ещё 7 артефактов истории ввиду того, что были утрачены, но нашли своё отражение в описании их археологами в книге «Археологическая карта России». В ней есть и описание так называемого краеведами Наро-Фоминска «Фоминского городища», которое якобы по их представлению находилось на Громовой горе. Вместе с тем, на самом деле археологи дали ему другое название «Наро-Фоминское городище», находившиеся в километре от Громовой горы и ниже по течению реки Нары в урочище «Песчаная гора». Представляло оно собой подтреугольную площадку размерами около 50Х30-35 метров. С напольной стороны были устроены три вала и три рва. На городище была обнаружена лепная керамика с сетчатыми отпечатками на внешней поверхности и гладкостенная, в том числе лощёная дьяковской культуры, грузики «дькова типа», керамическая пряслица и костяной нож. Само городище было разрушено в связи с ведущимися на этом месте карьерными разработками песка, из-за чего не сохранилось и не отмечено на археологической карте Наро-Фоминского района. Возраст этого городища, по определению археологов составлял ранний железный век или 3-ю четверть 1-го тысячелетия нашей эры. Но, к более древнему из всех обнаруженных и зарегистрированных памятников археологии в Наро-Фоминском районе следует отнести, стоянку в Вышгороде на реке Протве, предположительно относящуюся к периоду неолита. А это примерно 9500 лет до нашей эры. Ну, а более молодые эпохи раннего железного века обнаружены в Ковригино, Ивково, Залучное, Дуброво, Петровское городище – Бугры. А также в Покровке на реке Наре. Петровское городище – Бугры располагалось на мысу правого берега реки Руть, впадающей в Протву и представляло собой площадку овальной формы размерами 50Х40 метров с высотой над рекой 15-20 метров. С напольной стороны располагалось два земляных вала с высотой чуть более метра. Найдена керамика лепная, дьяковской культуры, преимущественно его позднего этапа. Кроме этого на площадке городища обнаружены следы землянок более позднего, чем городище времени. У деревни Романово на реке Наре археологами было изучено городище, раннего железного века. Располагалось оно на высоком берегу с высотой над рекой в 40 метров, в плане представляло собой площадку овально – грушевидной формы размером 70Х40 метров, окруженную двумя кольцевидными валами. У деревни Рыжково на реке Наре обнаружено селище XI–XIII веков и 4 курганных могильника, до монгольского времени.

Из истории известно, что еще до расселения в юго-западной и южной части Подмосковья славянского племени вятичей, здесь жили народы финно-угорской группы, в которую входят и ныне живущие в нашей стране мордва-эрзя и мордва-мокша, коми-зыряне и коми-пермяки, марийцы и удмурты, карелы и эстонцы. Некоторые историки и краеведы считают, что эти народы оставили о себе память в названиях Подмосковных рек. Нынешнему поколению привычны их названия: Москва, Протва, Истерва, Истра, Нара, Пахра, Ока и так далее. Но дать точное объяснение этим названиям дело всё же безуспешное. Пожалуй, кроме Оки, которую с финского переводят как "йокки" - река. Вместе с тем многие учёные считают, что Москва-река, Протва, Истерва, Истра, Пахра, Нара и ряд других рек Подмосковья, которые имеют характерные окончания «ва" и «ра", так называемые гидронимы, также произошли от финно-угорских языков. В переводе на современный язык эти гидронимы означают "вода", "река". Но есть и такие исследователи, которые отвергают их происхождение от этих языков, в том числе это касается и реки Нара. При этом они считают, что своё название река получила при славянах, то есть вятичах, и означает - "петля", "изгиб реки". Впрочем, аналогично расшифровывают и название Протвы. Другие же полагают, что Нара получила своё название от осуществляемого на ней промысла бобров, отсюда и название "бобровая река". А есть и такие, которые утверждают, что своё название Нара получила в период татаро-монгольского нашествия. Следуя по её руслу к верхнему течению, их конные войны проваливались сквозь лёд и гибли. Отсюда они назвали её "глубокая река". Любопытно, не татары ли повлияли на исчезновение городища, в урочище Песчаная гора?
 

Река Нара (2013 г.)

Одну из версий названия реки выдвинул и Владимир Козлов в своей книге "Откуда есть пошла земля нарофоминская", связывая название с именем древнеармянской богини воды, морей, дождей, рек, источников - Нар. Но, с другой стороны, совершенно невероятно, каким образом древнеармянская богиня может иметь отношение к Подмосковной реке Наре? Тем более что Нар - это богиня плодородия и материнства. А древнеармянскую богиню воды, моря и дождя называли - Цовинар или Цовян. Пришлось немало поработать с исторической литературой над этой версией, и она завела в глубокую древность, от вятичей к венедам, а от них - к ариям. Но это уже другая увлекательная история, из которой, следует, что восточные славяне, и в частности вятичи, намного ближе к арийской расе, чем те же германцы, которые восхвалялись гитлеровской пропагандой, считая себя чистейшими арийцам.
 

Дмитрий Юрьевич Шемяко

Но мы вернёмся к более близким и знакомым нам временам Дмитрия Донского внука Ивана Калиты, завещавшего по своей смерти Звенигородские  волости, среди которых: «… Фоминьское, Угожь, Суходол с-Ыстию, Истервую, Вышегород, Плеснь …» своему сыну Юрию. Вместе с тем с образованием в 1378 году Серпуховско-Боровского княжества под управлением двоюродного брата Дмитрия Донского Владимира Андреевича Хоробрита, а позднее его наследников Суходол в состав этого княжества не входил, а оставался за Юрием Дмитриевичем – князем Звенигородским и Галицким. Затем Суходол перешёл уже к его сыну Дмитрию Юрьевичу по прозвищу Шемяка. По одной из версий, принадлежащей историку А.А. Зимину, прозвище Шемяка, скорее всего, восходит от татаро-монгольского «чимэху», что означает «украшать», а отсюда «чимэк» — «украшение, наряд». То есть можно предположить, что Шемяка любил ходить в новых красивых нарядах, отсюда и получил от народа такое прозвище. По другой версии, Шемяка — сокращение от слова «шеемяка», то есть тот, кто способен намять шею, силач. Последнее определение, видимо, было дано по аналогии с прозвищем одного из известных героев русских народных сказок Ивана Кожемяки – мявшего или обрабатывавшего кожи животных для скорняков и сапожников.
 

Василий Тёмный

Между тем у ряда отечественных историков, начиная с Карамзина, к Шемяке отрицательное отношение, связанное, прежде всего, с его участием в развязанной сначала его отцом и продолженной им самим междоусобной войне за великое княжение. Справедливости ради следует заметить, что мало кто из них, включая и самого Карамзина, писал о причинах этой войны. А ведь главным поводом к раздору стало нарушение традиций наследования великокняжеского престола и нарушение завещания самого Дмитрия Донского его старшим сыном Василием I, княжившим в 1389-1425 годах. В этом документе сказано: «А по грехом, отъимет Бог сына моего, князя Василья, а хто будет под тем сын мой, ино тому сыну моему княж Васильев удел …». Однако, умирая, великий князь Василий I завещал престолонаследие не брату Юрию Дмитриевичу, следующему по порядку сыну Донского, а своему сыну Василию Васильевичу II (Тёмному), который к тому времени достиг лишь десятилетнего возраста. Конечно, это решение было принято не без влияния великой княгини Софьи Палеолог, жены Василия Дмитриевича и матери Василия II, желавшей, прежде всего, для своего сына великокняжеской власти. Причём это её желание поддерживал и митрополит Фотий, имевший в церкви большое влияние. После смерти Василия I в Москве власть фактически перешла боярскому правительству, в котором как раз и играл видную роль вместе с Софьей Палеолог митрополит Фотий. В свою очередь Юрий Дмитриевич присягать новому князю и своему племяннику Василию II отказался, поскольку по действующему порядку престолонаследования сам являлся наследником великого княжения. Здесь для сведения необходимо отметить, что в то время в Московско-Владимирском княжестве образовалось несколько удельных княжеств, выделенных ещё Дмитрием Донским и ведущих самостоятельное правление. Из них более крупным и сильным было Галицкое, доставшееся вместе со Звенигородским Юрию – второму сыну Дмитрия Донского. Земли вокруг Галича были плодородные и богатые, а население – многочисленным. Галицкие бояре поддерживали Юрия в его притязаниях на великокняжеский стол. С этого и началась на Руси междоусобная война, длившаяся почти 30 лет. Успех в ней был на стороне Юрия Дмитриевича, и в 1433 году он взошёл на великокняжеский престол, но ни в Орде, ни москвичами он признан не был. Поэтому Юрий в 1434 году отказался от власти в пользу племянника и уехал в Галич, где в возрасте 60 лет скончался.

Со смертью Юрия Дмитриевича среди его сыновей возникает раскол, ведь у них тоже были свои честолюбивые интересы. Узнав о воскняжении на Москве Василия Косого – старшего сына Юрия Дмитриевича, его братья Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный отказались признавать его великим князем, вступив в переговоры со своим двоюродным братом Василием II. Василию Косому власть не удалось удержать, и вскоре Василий II вновь занял великокняжеский стол. В 1436 году, подозревая Шемяку в сношениях с мятежным Василием Косым, продолжавшим войну, великий князь в «железах» отправил его в Коломну. Войско Василия Косого было разбито москвичами у села Скорятино Ростовской округи, а самого его схватили и, доставив в Москву, ослепили. Полагая, что Дмитрий Шемяка более не опасен, Василий II выпускает его из темницы. Но с этого момента Шемяка вступает в открытую оппозиционную борьбу с великим князем. В 1446 году Шемяке удаётся захватить власть в Москве. Его сторонники в отместку за ослепление старшего брата Шемяки ослепили самого Василия II, отчего тот и получил прозвище Тёмный. Но опять, как и его отец, Дмитрий Шемяка не получил поддержки ни у народа, ни у духовенства и вынужден был отказаться от власти в пользу Василия II, который в 1447 году вновь занял великое княжение. А в 1453 году Дмитрий Шемяка был отравлен своим же боярином, который подкупил повара Котова, подсунувшего своему князю отравленную курицу. По некоторым историческим источникам, заказчиком этого убийства, как бы сказали нынешние юристы, был ни кто иной, как сам великий князь Василий II Тёмный. Несмотря на нелюбовь москвичей к Шемяке, в своём удельном княжестве он пользовался уважением. Преподобный Пафнутий Боровский основавший на предоставленной Шемякой в Суходоле земле монастырь, даже после его кончины называл Дмитрия Юрьевича «благочестивым князем» и поминал его, ввиду чего был в немилости у Василия II и Московского митрополита. Но после смерти Шемяки преподобный Пафнутий изменил отношение к великокняжеской власти, чем и заслужил её расположение. Сам Пафнутий до своего пострига, в мирское время, носил имя Парфений. Родился он в 1394 году в селе Кудиново, что лежало в трёх верстах от Боровска, в семье мелких землевладельцев. Отца его звали Иваном, а мать — Фотинией. Дед в Боровске был татарским баскаком. Под угрозой расправы жителями Боровска вынужден был креститься, и при крещении дали ему имя Мартын. В 1414 году Пафнутий постригся в монахи Боровского Покровского монастыря, настоятелем которого был старец Маркелл. Следует сказать, что Высоко-Покровский Боровский монастырь был основан ещё в середине XIV века, а пришедший в этот монастырь Пафнутий был вручен под руководство преподобному Никите Серпуховскому, ученику преподобного Сергия Радонежского. Двадцать лет Пафнутий был иноком этого монастыря и в 1434 году стал его игуменом. Но 23 апреля 1444 г. он покинул эту обитель и поселился на реке Истерьме рядом с Боровском, где на земле Суходола, принадлежавшей Дмитрию Шемяке, и основал новый монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы.
 

Преподобный Пафнутий

Дмитрий Шемяка был давним врагом владеющего Боровском Серпуховско-Боровского князя Василия Ярославовича, внука Владимира Андреевича Храброго. Эта вражда была связана с борьбой Шемяки за великокняжескую власть, где Василий Ярославович выступал за интересы великого князя Василия II. Эти враждебные отношения соседствующих друг с другом удельных князей не могли не задевать интересы Пафнутия и его монастыря. Князь Василий Ярославович не раз предпринимал попытку сжечь монастырь Пафнутия. После смерти Дмитрия Шемяки в 1453 году митрополит Иона запретил поминать его в монастырях. Но в Пафнутиевском монастыре этого не произошло, и Пафнутий продолжал поминать Шемяку. При этом сам он запретил называть Иону митрополитом, поскольку тот был избран без согласия константинопольского патриарха. Видя сопротивление Пафнутия, митрополит Иона заточил его в московской темнице. Но она не сломила его воли, и Иона был вынужден отпустить Пафнутия, так как в 40-50 годах XV века тот приобрёл широкую известность в Московском княжестве и пользовался в народе большой популярностью. После смерти Дмитрия Шемяки Пафнутий всё же изменил своё отношение к великокняжеской власти, видя в ней единственную опору для себя и монастыря. В разговоре со своими учениками хвалил Ивана Калиту, делавшего угодное Богу дело по собиранию русских земель. После этого члены великокняжеской семьи стали благоволить к Пафнутию и основанному им монастырю. Когда в 1473 году Вышгород на Протве по договору князя Бориса Васильевича Волоцкого и Ивана III перешел в Волоцкий удел, то по челобитью Пафнутия монастырь был оставлен за великим князем: «аз бию челом великому князю, ино монастырь возьмёт в свою державу».

Ещё при жизни Пафнутия монастырь Рождества Богородицы, а именно так он назывался при нём, приобрел славу одного из самых крупных и богатых монастырей русского государства. В 1467 году вместо деревянного собора Рождества Богородицы был построен новый белокаменный храм, который расписывали известные иконописцы Митрофан и Дионисий. Когда разнеслась весть о болезни Пафнутия, к нему стали стекаться люди с просьбой об их благословлении. Среди них были и посланцы великого князя, его жены и удельных князей. В 1477 году 1 мая преподобный Пафнутий скончался. С 1531 года он был признан местночтимым святым. А в феврале 1547 года на церковном соборе, возглавляемом митрополитом Макарием, Пафнутия признали уже общерусским святым. Владения Пафнутиева монастыря в XVI в. располагались в 15 уездах, а к 1701 году уже в 16 уездах, которые числились за ним до секуляризации 1762 года. Эти землевладения монастырь расширял, в том числе и за счёт вкладов крупных феодалов. Одним из них был дьяк Андрей Щелкалов, выходец из посадских людей, достигший при Иване Грозном благодаря своим способностям должности Главы посольского приказа (что соответствовало должности, равной канцлеру). Он ещё при жизни Ивана Васильевича, который умер в 1584 году, подарил монастырю принадлежавшие ему сёла Атепцево и Котово с деревнями и пустошами на реке Наре.
 

Боровский монастырь
 
План Боровского монастыря

Кроме этого, во владения Пафнутиева монастыря входили и другие селения и деревни Суходольского стана, располагавшиеся на территории нынешнего Наро-Фоминского района. По описанию его владений, сделанных по «Дозору 1613 года» (описи – пр. авт.), монастырю принадлежали: сельцо Котово, а в нём храм во имя Введения Пречистые Богородицы; село Отепцево (Атепцево), а в нём древний храм Николая Чудотворца; деревня Маслихина; деревня Шиляково; деревня Елагино; деревня Мальково; деревня Болобаново (Балабаново Боровского р-на); пустошь Ерюхино; пустошь Гребенкина; деревня Бошкина (Башкино); деревня Слизнево; сельцо Покровское (Покровка), а в нём ветхая церковь Покрова Святой Богородицы. При всех этих селениях перечисляются и прилагаемые к ним пашни, сенокосы, пустоши и рощи. Монастырю также принадлежали земли в округе нынешнего посёлка городского типа Селятино и его округи, включая Петровское. Но Пётр I своим Указом отдал их барону Петру Шафирову. И как монастырь не добивался их возвращения, вернуть их ему так и не удалось.
 


Посмотреть всю карту

В 1765 году по объявленному Екатериной II манифесту во второй половине XVIII века в России проводится межевание всей территории империи. По его результатам в 1774 году была составлена географическая карта Московской провинции. Из неё следует, что почти половина нынешней территории Наро-Фоминского района в то время входила в состав Боровского уезда. А на территории Суходольского стана, кроме упомянутых Мальково, Атепцево, Слизнево, Котово, Башкино и других, уже были существующие по настоящее время сёла и деревни; Ольховка, Каурцево, Татарка, Рождество, Елагино, Деденево, Голухино (Горчухино). До конца XIX и начала XX веков после очередной административной реформы северная часть Боровского уезда от реки Нары и выше к Москве отошла к Верейскому уезду, а правая сторона от реки Нары оставалась за Боровским уездом. На карте Московской губернии конца XIX века Атепцево, Горчухино, Слизнево и Каменское на левом берегу Нары также относились к Боровскому уезду. С установлением Советской власти в 1918 году был образован новый Наро-Фоминский уезд, состоящий из четырёх волостей: Ташировской, Рождественской, Руднинской и Петровской. Но в 1923 он был упразднён и его территория вместе с волостями вошли в состав Звенигородского уезда. Территории соседнего Верейского уезда вошли в состав Можайского уезда. Лишь в 1929 году в результате новой административно – территориальной реформы были образованы самостоятельные Наро-Фоминский и Верейский районы. А в 1959 году Верейский район был вновь упразднён и вошёл в состав Наро-Фоминского района. Так же в него вошли и часть земель бывших Звенигородского и Подольского районов.