Усадьба НАРА
                  © Сайт "Боровский тракт" 2011-2016
Валерий Ипатов:
comments powered by HyperComments

Центральная аллея парка им.Воровского
 
 
 
Начнём мы с того, что от этой усадьбы на берегу реки Нары сохранился лишь старый парк с изумительными липовыми аллеями. Одна из них называлась "Готической" из-за своего сходства с внутренней архитектурой готического собора. Но, к сожалению всю её левою сторону,  при строительстве  спортивного комплекса КСК «Нара»  безжалостно спилили, а на их месте, вдоль уничтоженных вековых деревьев по всей длине аллеи, протянули колодцы с коммуникациями. Строители и архитекторы этого сооружения не стали искать другого решения, чтобы провести их стороной, не уничтожая деревьев, которым несколько столетий, тем более что сам парк является объектом культурного и исторического наследия.  Не вступился за них в своём прошлом и Глава Наро-Фоминского района, а ныне заместитель председателя комитета Московской областной думы по культуре и образованию А.Н. Баранов. Видимо о культуре и историческом наследии России, созданном веками у него другое мнение. Следует заметить, что Готическая аллея прошла войны 1812 года и Великую Отечественную,  а их древние величественные стволы и ветви хранили в своём теле осколки от снарядов и пуль. И словно противясь изуверству людей, поручившим это варварство, под стонами металлического скрежета рвались  цепи бензопил о зубья инородного металла, застрявшего в  их внутреннем чреве. Прошедшие огненное горнило, они не убереглись от человеческого топора в мирное время начала XXI века.  В 30-е годы прошлого столетия не сохранился ввиду пожара и деревянный усадебный дом князей Щербатовых, а вместе с ним и второй их летний дом с бельведером, память о котором сохранена лишь кистью художника И.Э. Грабаря (1871 – 1960) и пером его воспоминаний.  На месте главного усадебного дома позднее, была возведена Детская спортивная школа. Кроме парка из построек того времени, по настоящее время  сохранилось лишь дугообразное здание бывшей конюшни, используемое в  настоящее время различными коммерческими структурами, внешне спрятанное в новоделе. Ну, а в своём прошлом эта княжеская усадьба  стала закладываться  в середине XVIII века, когда  владельцами села Фоминское являлись  коллежский советник князь Алексей Алексеевич Путятин и его супруга княгиня Анастасия Ивановна  девичестве княжна Барятинская. 
 
Именно XVIII век стал модной для того времени эпохой расцвета русского усадебного устройства, и каждый её владелец старался подражать этой моде начиная с XVIII  до начала XX века, пока не были конфискованы с 1917 года все помещичьи имения, а их владельцы не покинули своих дворянских разорённых гнёзд.

Ранее мы знакомили наших читателей с князьями Барятинскими, владевшими с XVI века Фоминским  и его земельными владениями, которые в свою очередь в середине 1830-х годов приобрёл Дмитрий Петрович Скуратов, основавший здесь бумагопрядильную фабрику.  А вот самой княжеской усадьбой уже отдельно от села во  второй половине XIX века стал владеть московский генерал-губернатор, участник войны 1812 года генерал-аншеф князь Алексей Григорьевич Шербатов.  Затем его сын Александр Алексеевич   – московский городской голова и предводитель дворянства Верейского уезда в 1859 – 1865 гг.  Ну, а последним её владельцем до 1917 года стал Сергей Александрович Щербатов, младший сын Александра Алексеевича, мемуарист, художник и коллекционер произведений искусства.
 
Упоминая Щербатовых, мы немного остановимся  на родословии этого древнего княжеского рода, которое берёт своё начало, как и князья Барятинские от черниговских князей. Родоначальником Щербатовых был князь Василий Андреевич Оболенский, по прозвищу Щербатый (XVII "колено" от Рюрика). В истории нынешнего Наро-Фоминского района Щербатовы упоминаются,  как владельцы усадеб в деревне Плесенское и селе Литвиново. Литвиновым в XVIII веке владел князь Николай Михайлович Голицын, а  затем секунд-майор князь Григорий Алексеевич Щербатов, после его сын Алексей Григорьевич. 
 
 
Князь А.Г.Щербатов
 
 
 
В 1843 году боевой генерал князь А.Г. Щербатов сменил на посту московского генерал-губернатора Д.В. Голицына и сразу же возглавил комиссию по строительству в Москве храма Христа Спасителя, строящегося в память о наполеоновском нашествии. В те же годы соседи Щербатова по имению в селе Фоминском, помещики Лукин и Скуратов пригласили его принять участие в строительстве прядильной фабрики. Для того чтобы обеспечить её работниками, Щербатов нанимал и покупал крепостных крестьян в других областях России, расселяя на своих землях в Верейском уезде. Однако за свой "либерализм" и доброту, князь Алексей Григорьевич  не был в чести у императора Николая I. При этом тяжелая болезнь заставила его выйти в отставку уже в 1848 году. А в декабре 1848 года он умер и был похоронен в Донском монастыре в княжеской усыпальнице. После его смерти – жена Софья Степановна Щербатова, в девичестве Апраксина,  владела  усадьбами в Литвиново и Наре. К этому ещё Щербатовым принадлежала в Наро-Фоминске своя часть бумагопрядильной фабрики. К её прошлому мы  в своё время ещё вернёмся.

Кипренский.  "Женщина с книгой" (С.С.Щербатова)
 
 

Когда не стало супруга, княгиня Софья Степановна всецело посвятила себя благотворительности. Она учредила первую в Москве общину сестёр милосердия для ухода за больными. А в 1852 году купила себе дом на Садово-Кудринской, где и провела свою оставшуюся часть жизни, продолжая заниматься благотворительностью. До самой своей кончины  оставалась в ясном уме и умерла 3 февраля 1885 года. Похоронили её рядом с могилой мужа. Императрица Мария Федоровна писала её сыну князю Александру Алексеевичу: "Известясь о кончине матушки Вашей, не могу не выразить глубокой скорби моей об утрате, столь чувствительной для семьи покойной и для Москвы, которая лишилась в ней всеми чтимой и уважаемой благотворительницы". Московский дом Софьи Степановны был передан её сыном  в дар городу, в котором размесилась детская больница, получившая  впоследствии название Софийской имени Н.Ф. Филатова.
 
 
Князь А.А.Щербатов
 
 

После смерти Софьи Степановны усадьбы в Литвиново и Наре перешли к младшему её сыну  князю  Александру Алексеевичу Щербатову. Он родился в Москве 12 февраля 1829 года. Воспитывался в Московском университете, по окончании которого 6 января 1850 года поступил юнкером в Кирасирский  полк и где 2 июля 1850 года получил младший офицерский чин корнета. В 1851 году Александра Щербатова переводят в лейб-гвардии Кирасирский полк, где уже в 1852 году  присваивают звание поручика. Через год  назначают адъютантом к Паскевичу. Щербатов принимает участие в осаде Силистрии  и получает контузию при штурме Араб-табии. За участие в военных действиях, награждён орденом    Святой Анны 3-й степени и Святого Владимира 4 степени с мечами. В 1856 году Александра Алексеевича переводят адъютантом к князю Горчакову. Однако 30 ноября 1857 года он прерывает военную карьеру и в связи с домашними обстоятельствами   увольняется со  службы. После своей отставки в 1857 году его избирают верейским предводителем дворянства, а потом  московским городским головой. Он был избран почётным гражданином Москвы. Устроенная А.А. Щербатовым в 1866 году вторая Московская городская больница была названа его именем. Женился Александр Алексеевич незадолго до своей отставки 1 июля 1855 года на Марии Павловне Мухановой, дочери тайного советника Павла Александровича Муханова.
 

Медаль в честь бракосетания Щербатовой
 
 
 
В память об этом бракосочетании была  выбита медаль, на лицевой стороне которой было выбито изображение княгини Щербатовой и надпись:"MARIE PRINCESSE-SCHERBATOW". На обратной её стороне  была надпись из восьми строк: "MARIE PAVLOVNA MUCHANOW, NEE A MOSCOU LE 30 OCTOBRE V.S. 1836, M ARIEE AU PRINCE ALEXANDRE SCHERBATOW A VA RSOVIE, LE 13 JUILLET 1855".. От этого брака у четы Щербатовых было пятеро детей: дочери Софья, Ольга, Мария,  Вера и сын Сергей.  Однако в 1892 году  умирает одна из  дочерей - Ольга Александровна (1861-1892), которая была замужем за  Михаилом Алексеевичем Веневитиновым, оставившим заметный след на поприще отечественной науки и просвещения. С 1896 по 1901 год М.А. Веневитинов являлся директором  московского Румянцевского музея, собрания которого послужили в дальнейшем основой для современной Государственной библиотеки  им. В. И. Ленина. В декабре 1892 года умирает и Мария Павловна. Понеся утрату близких людей, князь продолжал заниматься делами города. В 1893 году Александру Алексеевичу было присвоено звание действительного статского советника. Умер он 5 января 1902 года и был погребён в Москве в Донском монастыре. 
 

Усадьба "Нара"
 
 

Вместе с тем, как выглядел усадебный дом  Щербатовых в Наре, можно увидеть лишь на его фотографии выполненной  в виде цветной открытки. И некоторым картинам, написанным в усадьбе Игорем Эммануиловичем Грабарём. 
 

Золотые листья. Грабарь.1901 г
 
 
 
Это картина "Золотые листья". На ней показано левое крыло усадебного дома, к балкону которого протянулись красные листья дикого винограда. Клумбы, ухоженный газон и дорожки,  ведущие к дому, дают представление  о том, что и правая сторона дома ввиду используемой в архитектуре усадебного строительства симметрии того времени имела аналогичный вид. На втором этаже в центре дома располагался балкон с балюстрадой. Другие работы Игоря Эммануиловича, написанные в имении Щербатовых, — это "Балюстрада" и "Луч солнца".

Балюсрада. Грабарь. 1901 г.
 
 
Луч солнца. Грабарь. 1901 г
 
 
 
Если же внимательнее всмотреться в картину "Золотые листья", то сквозь ветки осенних деревьев различаются контуры второго здания с бельведером (надстройкой наверху), показанного на картине "Луч солнца".  Благодаря этому можно видеть, как выглядел и второй летний усадебный дом князей Щербатовых.  Имя И. Э. Грабаря — одно из самых известных в истории русской культуры XX века. По приглашению Сергея Александровича Щербатова он с августа по октябрь 1901 года жил в наро-фоминской усадьбе его отца князя Александра Алексеевича, о чём Грабарь оставил воспоминания в своих мемуарах. Живя в имении Щербатовых "Нара",  Грабарь подолгу прогуливался по окрестностям, любуясь пейзажами русской природы. Он был очарован архитектурным обликом дворянской усадьбы с двухэтажным барским домом, павильонами, бельведерами, столетним парком и липовыми аллеями. "Только в конце сентября я ожил, — вспоминал  Игорь Эммануилович, — и так был восхищён давно не виданным зрелищем золотой осени, что писал с утра до вечера, не отрываясь, пейзажи". Им было написано здесь восемь пейзажей в манере импрессионистов. Из них пейзаж "Луч солнца", приобрела Третьяковская галерея. Пейзаж "Балюстрада", написанный там же, купил известный коллекционер И. А. Морозов. А картину «Золотые листья» приобрёл сам Сергей Александрович Щербатов, который в то время брал уроки живописи у Грабаря.

Находясь в усадьбе  Щербатовых,  И.Э.Грабарь оставил следующие свои воспоминания о ней и её владельцах: «Щербатов пригласил меня поехать с ним в имение его отца Наро-Фоминское по Брянской железной дороге, под Москвой. Я тем охотнее согласился, что мне смертельно хотелось побывать и пописать в средней полосе России. Мы приехали в августе и отлично здесь устроились. Нара оказалась старинной, дворянской усадьбой с очаровательными постройками первой половины XIX века: двухэтажным барским домом, вторым домом павильонного типа с бельведером, прелестным павильоном возле главного дома, обращенным в летнюю кухню. Все это находилось в огромном столетнем парке, с дивными липовыми аллеями, из которых одна носила название "готическая", по сходству с внутренностью готического собора. В усадьбе жило много народа. Главный дом занимала семья князя Александра Алексеевича Щербатова, имевшего трех замужних дочерей, у каждой из которых уже были дети, и сына - моего ученика. Одна из них была замужем за Новосильцевым, другая за Петрово-Соловым, третья - за князем Е.Н.Трубецким. Александр Алексеевич был высокий старик с седыми бакенбардами, приветливый и деликатный в обращении. В Наре процветал теннис, в котором из старших всегда участвовал Трубецкой".

Князь С.А.Щербатов

 


Сергей  Александрович Щербатов стал последним владельцем этой усадьбы.  Родился он в 1875 году здесь же в Наре, где его и крестили. После окончания университета год провёл в Мюнхене на стажировке. Учился живописи у С.А. Коровина, И. Э. Грабаря и Л. О. Пастернака, но так и не стал профессиональным художником. В 1902—1903 годы вместе с В. В. фон Мекком открыл в Петербурге художественный салон «Современное искусство». В нём проводились выставки художников К. А. Сомова, Н. К. Рериха, японских графиков, ювелира Рене Лалика. Но особого успеха они не имели. Женился Сергей Александрович на крестьянке поместья Нара, медсестре сельской больницы, Пелагее Ивановне Розановой (1880 – 1966). Современник отозвался о ней: «Писаная красавица, с пронзительными светло-серыми глазами, мягким тембром голоса». Её портреты писали Суриков («Портрет княгини-бабы»), Валентин Серов создал серию её рисунков. Запечатлена она руками и скульптора Рауш-фон-Траубенберга.

Рисунок В.А.Серова "Щербатова П.И."

 


Февральская революция 1917 года застала Щербатовых в Наре, когда Сергей Александрович работал здесь над своими эскизами росписи залов Казанского вокзала в Москве. В своих записках он рассказал о происходивших в то время событиях, приведших его к оставлению вместе с семьёй усадьбы. Начиналось всё с того, что толпа рабочих фабрики хотела разгромить усадьбу под предлогом, что в подвалах дома, якобы скрыто похищенное имущество у организации Красного Креста.  Выборные  представители из  состава этих рабочих  осмотрели усадьбу и   ничего не находя ушли.  Сергей Александрович и его супруга, понимая, что этим не закончится, собрали наиболее ценные из своей коллекции вещи и  уехали в Москву, где  отдали их на хранение в Исторический и Румянцевский музеи. В 1919 году он с женой и приёмной дочерью эмигрировал из России. Жил сначала на собственной вилле в Каннах. В 1927 году стал одним из основателей парижского общества «Икона». Но из-за больших затрат на содержание своей виллы, продал её и переехал в США, где поселился в Нью-Йорке, а в 1953 году переехал в Рим, где и  скончался в 1962 году. Похоронен на кладбище Тестаччо. В последние годы жизни, написал воспоминания о художественной жизни Москвы начала XX века — «Художник в ушедшей России», которые посвятил своей жене. Всё  собрание произведений искусства собранные Щербатовыми в усадьбе Нара в советское время разошлись по различным музеям. Так картина Грабаря «Золотые листья», некогда принадлежащая С.А. Щербатову ныне хранится в Башкирском государственном художественном музее имени М.В. Нестерова города Уфы. Следы других предметов искусства остались не известными. Сам князь находясь в эмиграции, продолжал следить за судьбой своей родовой усадьбы. Он писал: «В Наре всё погибло, и погибла сама Нара».    


К рассказанному нами об усадьбе Нара от себя лишь добавим, что   в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого века до развала СССР один из потомков рода князей Щербатовых посещал Наро-Фоминск, где ему показывал бывший усадебный парк с вековыми аллеями и место, где стоял когда-то усадебный щербатовский дом в то время инструктор Наро-Фоминского ГК КПСС А.С. Терновский. Вероятно, что это был Алексей Павлович Щербатов, посещавший в эти годы Москву. Сам  Алексей Павлович скончался 10 июня 2003 года, прожив длинную и яркую жизнь протяжённостью в 92 года. А 14 июня он был погребен на кладбище Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле, штат Нью-Йорк. 


НАША СПРАВКА:


Князь Алексей Павлович Щербатов (14.11.1910-10.06.2003), род которого восходит к Рюриковичам, родился 14 ноября 1910 года в Петербурге. Его отец был адъютантом Великого князя Николая Николаевича, мать – урожденной княжной Барятинской (оба – ветви рода Рюриковичей). Жизнь Алексея Павловича Щербатова, одного из представителей двух старейших дворянских родов, заслуживает не одного исторического романа, столько было в ней крутых и захватывающих поворотов.  

Он дружил с царскими дочками и играл в одни игрушки с цесаревичем Алексеем. Ему было четыре года, когда началась Первая мировая война, и семь лет, когда случилась революция и империя пала. В февральском Петербурге 17-го года он своими глазами видел, как молотками на Невском сбивали двуглавых орлов с магазинов, "поставщиков Его Величества", и слышал Ленина, выступавшего с балкона особняка Кшесинской. В 20-м году родители вывезли его в эмиграцию из Крыма, вместе с остатками армии Врангеля. Затем была долгая дорога изгнания – Константинополь, София, Брюссель, Париж, Рим, Нью-Йорк… В Бельгии Щербатов окончил университет, стал профессором истории и экономики. В 1937 году он перебирается в США. Во время Второй мировой войны служит в американской армии при штабе генерала Паттона, в Третьей армии США. Учеба в Парижской школе военной разведки, знание семи языков позволили Алексею Павловичу стать специалистом по связям между союзниками. Потом – преподавание истории России в университете Фарлей Диккенсон. Став профессиональным историком, князь Щербатов всю свою долгую жизнь пытался ответить на три вопроса: почему в России произошла революция, почему к власти пришли большевики и почему белые проиграли. В поисках ответов на эти вопросы он и встречался с самыми значимыми фигурами русской эмиграции.

Он видел Императора Николая II, Ленина и Гитлера. Пил чай с Муссолини. В Крыму ловил бабочек с Набоковым. В Нью-Йорке встречался с Керенским. В Париже общался с Махно, Маннергеймом и Тухачевским, беседовал с Гучковым и Милюковым, знал Деникина и Врангеля, Бунина и Цветаеву…

Историк по образованию, Алексей Павлович входил в Российскую зарубежную экспертную комиссию по идентификации останков Императора Николая II и членов его Семьи. Скрупулезный ученый, профессор Щербатов считал своим долгом исследовать фактический материал, чтобы убедиться в исторической достоверности. Если посмотреть его докладную записку комиссии, в сравнении с пышными политизированными докладами, то можно сделать свой вывод о характере русского православного ученого.