XIX век
                  © Сайт "Боровский тракт" 2011-2016
Валерий Ипатов:
comments powered by HyperComments

 
ж/д мост через р.Нара. Начало XX века.
 
 
 
XIX век был отмечен яркими, незабываемыми событиями в истории села Фоминского, которое уже в середине  столетия, называли как Наро-Фоминское. Их череда берёт своё начало от войны 1812 года, о которой мы на своём сайте в материале «По следам войны 1812 года» подробно останавливались и повторяться не будем. При этом лишь напомним, что в результате этой войны, село Фоминское вместе с деревянной Никольской церковью было сожжено. Последующим важным событием  стала покупка владений Фоминского в середине 1830-х годах помещиком Дмитрием Петровичем Скуратовым и основание в нём бумагопрядильной фабрики, а затем и возведение в 1852 году его стараниями нового Никольского храма. Вместе с тем при фабрике её владельцы образовывают и новую деревню, называемою Малой Нарой, а чаще она звалась просто Нарой. В 1861 году происходят неблагоприятные в жизни фабрики события, и Д.П. Скуратов  продаёт её и все свои владения. В  1864 году новым её владельцем  становится Василий Иванович Якунчиков, который создаёт Товарищество Воскресенских мануфактур. Его  жена Мария Фёдоровна в девичестве Мамонтова возводит у села Наро-Фоминское усадьбу, названной в народе Якунчиковой дачей, которая по праву является  гнездом культурного наследия нынешнего Наро-Фоминска но, к сожалению, не сохранившаяся, поскольку сгорела в 1990-х годах. При участии В.И. Якунчикова, предводителя дворянства Верейского уезда Владимира Карловича Шлиппе – владельца усадьбы в Таширово в 1884 году была построена, вымощенная булыжником дорога от Наро-Фоминска до Кубинки, связывающая село с Брест-Литовской железной дорогой. И наконец, в 1899 году через село Наро-Фоминское прошла Киево-Воронежская железная дорога. Вот о некоторых из этих событий произошедших  истории Наро-Фоминска, мы и  продолжим свой рассказ. Ну, а начнём мы его с конца XVIII столетия. Село Фоминское в то время было заурядным крестьянским селением, где стояла небольшая деревянная Николькая церковь, возведённая в своём прошлом, как мы полагаем, прежними владельцами князьями Барятинскими. Рядом располагалась дворянская усадьба,  вероятно, пустовавшая без хозяев, так как последний её владелец князь А.А. Путятин, будучи вдовцом и бездетным скончался в 1790 году. Своё новое возрождение она получила лишь в середине XIX века, когда ей стал владеть  генерал-аншеф и участник войны 1812 года, Московский генерал губернатор князь Алексей Григорьевич Щербатов. Между тем само Фоминское к концу XVIII столетия занимало территорию в 25 десятин и лежало вдоль дороги по обе стороны реки Нары.
 

С.А.Коровин. "За чайным столом" (на первом плане М.Ф.Якунчикова)

 

От себя заметим, что десятиной в своё время называли меру  площади, при которой определялась величина землевладения, равнявшаяся 2400 квадратным саженям,  по нынешним мерам это 1,092 гектара. Одним словом  это  почти, то же самое, что и гектар. Таким образом,    под селом располагалась территория чуть больше 25 гектар с размещёнными на ней 50-ю крестьянскими дворами и проживающим в них населением из 188-и человек обоего пола.  Это нам известно из результатов межевания, осуществлённого во второй половине XVIII века и составленной по их ходу топографической карте, ранее приводимой в предыдущем материале. Всё землевладение вместе с селом пашней, сенным покосом, лесом, церковью и кладбищем, речкой и болотом, проходящей через село дорогой составляло общую территорию  площадью в 3896 десятин 9 сажен или более 4-х тысяч гектар. Визуально на современной карте Наро-Фоминска это территория будет выглядеть в границах предполагаемого нами картографического контура, где в его центре располагается Никольский храм. А с Юга на Север от здания Управления налоговой службы на улице Маршала Жукова (Боровский тракт) тянется дорога  прямо по улице Володарского до автобусной остановки «Старые сосны» у Нового городского кладбища. С Запада на Восток от улицы Огородной, где она пересекает  улицу Найдова-Железова, (Кубинское шоссе)  до восточных окраин деревень Ивановка и Афанасовка. Если по указанным нами точкам провести  окружность, то в этом образованном картографическом контуре и будут находиться оговариваемые нами землевладения помещиков села Фоминского.  В свою очередь крестьянские дворы села представляли собой крохотные избы, хлев для скота и небольшой при них огород. Большинство сёл и деревень Московской губернии, включая и его Верейского уезда  конца XVIII века, не имели печных труб, и топились по-чёрному. В избах были  одно «красное» и два «волоковых» окошка, через которые  выходил печной дым, почему их называли – курными.  Красное окно играло роль освещения и затягивалось слюдой, пока не нашли своего применения стёкла.  Крыши чаще всего покрывались соломой, а забор крестьянского двора возводился из жердей от мелкого леса или плетня. Крестьяне косили сено для скота, выращивали пшеницу, овёс, гречиху, коноплю, горох, работали на скотном дворе. Из конопли выделывали пеньку, востребованную на европейских рынках, и делали масло, которое, как и льняное шло в употребление скудной крестьянской пищи. Кормились за счёт своего огородного хозяйства, где выращивали лук и чеснок.
 

Кусов.  "Земли Московской губерни в 18_веке"
 
 
 
Весь этот сельский быт описывает в себе «Историческое и топографическое описание городов Московской губернии  с их уездами и с прибавлением исторических сведений  о находящихся в Москве соборах, монастырях и знаменитых церквях»,  изданное в 1787 году содержателем Московской типографии Фридрихом Гиппиусом. В своём описании оно отражает прошлое Вереи и его уезда, куда село Фоминское и входило со своей территорией. Но от себя лишь добавим, основываясь на опубликованных исследованиях, что такой средневековый характер быта сел и деревень сохранялся в центральной России долгое время почти до отмены  крепостного права, но частью продолжался и позднее, и поэтому наше Фоминское не являлось исключением. Представить, себе как оно могло выглядеть, можно благодаря картине известного русского художника Владимира Маковского (1846 – 1920) «Крестьянские дети»,  написанной им в 1890 году.  На ней изображена обыкновенная сельская улица конца XIX века с избами покрытыми соломой, без печных труб и даже без прозрачных «красных» окон.
 

В.Маковский. "Крестьянские дети" 1890 г.

 

 

Подавляющее большинство российского населения, которым являлось крестьянство , новшества нового быта не принимали и обходили их стороной. Только небольшая часть крестьян выбивалась «в люди». Они строили в селах хорошие, чистые, избы с печью, пользовались новыми предметами быта (посуда, мебель), покупали добротную одежду и обувь, разнообразие получил и их стол, где кроме круп лука и чеснока они ели  мясные и молочные продукты. Наверняка  это обновление  началось в Фоминском после 1812 года, когда село было сожжено французами и стало заново отстраиваться. И вероятно свою ведущую роль в этом конечно сыграл и владелец села Наро-Фоминское Дмитрий Петрович Скуратов, купивший его и основавшей в ней бумагопрядильную фабрику, при которой им была образована и деревня Малая Нара из работавших на ней крепостных. Своё документальное свидетельство образа их жизни, говорят о себе   «Подмосковные дорожные заметки», которые оставил некий  С. Яковлев,  опубликованные в 1862 году Московской типографией газеты «Наше время» и приведены нами в стилистике прошлого времени. Они начинаются со строк: «Между прочемъ въ Верейском уѢздѢ есть сырный завод въ имѢнiи князя Мещерскаго (Петровское –пр. авт.), гдѢ производится сыръ, извѢстный во всей Россiи подъ именемъ мещерскаго.  Въ селѢ Нары-Фоминское большая мануфактура г. Скуратова и К; одна половина этого села, прилежащая къ мануфактурѢ, имѢет совершенно фабричный характеръ; крестьяне почти не занимаются землѢделiемъ и по звону колокола разъ въ день собираются изъ своихъ избъ на фабрику. Фабричная жизнь придает особую развязность и изгоняет неряшливость, столь сродную нашему простонародию. Изъ этого, однако, прошу не выводить ошибочнаго заключенiя, будто я стою за фабричную жизнь и пребыванiе нашихъ крестьянъ и крестьянокъ на мануфактурахъ. Такая жизнь имѢетъ уже то громадное неудобство, что отрываетъ отъ семьи и семейной жизни. Въ сѢле Нарахъ это ещё не замѢтно, потому что крестьяне-работники на фабрикѢ живут со своими семьями о бокъ с мануфактурой; и только на работу отлучаются от своих избъ. Особенный же вредъ приноситъ фабричное занятiе тамъ, гдѢ вошло въ обычай посылать дѢтей мотать шпульки или вообще работать на фабрикѢ; пагубно это еще для нравственности дѢвушек, и потому дѢвушка, работавшая на фабрикѢ, обыкновенно долго не выходитъ замужъ». Как видим из данных записок на фабрике Скуратова, кроме женского применялся и детский труд. Видимо для этих целей Скуратов и создал в 1845 году школу для фабричных детей.  Труд на  фабриках подобных Скуратову  в действительности был тяжёлый. Продолжительность рабочего времени на них равнялась на крупных предприятиях 12 часам, а на мелких колебалась от 12 до 16 часов. При этом  за детский труд платили мало, а он в свою очередь заменял взрослого рабочего. Из записок С. Яковлева становится ясно, почему крестьяне Наро-Фоминска не занимались  земледелием, просто  на это у них не хватало ни времени, ни сил. Между тем крестьяне Верейского уезда, как свободные, так и крепостные в XIX веке жили как обычно по старинке. Они подчинялись законам стародавней сельской общины. С утра до вечера работали либо на господской земле, либо на своих десятинах, уходили с котомками в отход на заработки. Их избы, как и в старину, топились по-черному, окна в них закрывались слюдяными оконцами, а зачастую просто задвигались в холодное время суток досками. Лишь во второй половине века в крестьянских домах центральной России появились деревянные полы, потолки, печи начали топить «по-белому»: дым выходил на волю через дымовую трубу. Вдоль стен стояли по-прежнему лавки, семья собиралась вокруг общего стола и хлебала пищу из общей миски деревянными ложками  по сигналу отца поочерёдно. По-прежнему в красном углу висела икона. Спали в таком доме на лавках или на полатях. Зимой в избу помещали молодняк скота, и тогда здесь становилось очень тесно. Ну, а как выглядело село Наро-Фоминское в конце XIX века можно представить себе из картины другого русского художника С.А. Коровина (1858 – 1908), которая называется «В миру». Над ней он работал десять лет в том числе, находясь в усадьбе князей Щербатовых  села Наро-Фоминское, где давал уроки рисования князю Сергею Александровичу Щербатову, мечтавшему стать художником. Об этом он напишет в своих мемуарах, впервые  изданных в 1955 году. Они выйдут отдельной книгой, которая получит название «Художник в ушедшей России» посвящённой жене князя.   

С.А.Коровин. "В миру"

 


Ещё одним важным событием в истории Наро-Фоминска стало строительство проходящей через село железной дороги, соединяющей Москву и Калугу. А  начиналось всё с того, что ещё в 1892 году правление Киево-Воронежской железной дороги, а вместе с ними общественность Калужской губернии обратились к  правительству  с ходатайством  о строительстве железной дороги, которая связала бы Калугу с Москвой. Но это первое обращение калужан и общества Киево-Воронежской железной дороги  было отклонено. Однако возрастающая необходимость связи центра страны с её юго-западными районами  заставила правительство вернуться к этому вопросу вновь. И уже в 1895 году  разрешение на строительство  железной дороги от станции Брянск-Льговский на Сухиничи,  Калугу, а затем через Малоярославец и торговое село Наро-Фоминское (ст. Нара)  до Москвы было получено. А уже 1 августа 1899 года состоялось открытие этой железной дороги, и из Москвы в Брянск отправился первый почтово-пассажирский поезд. Железнодорожный мост через  Нару, представленный нами на фотографии, был построен примерно в  это время  между 1895 и 1899 годами. Ну и станция Нара, скорее всего,  была построена в 1899 году, тогда она представляла собой однопутную железную дорогу с обычной для тех времён низкой платформой,  и лишь в 1930-х годах до станции был проложен второй путь. Вдали на фото видна водосборная башня, из которой подавали воду для паровозов. Рядом с ней был железнодорожный переезд, мощёный булыжником, следы которого сохранились по настоящее время. Он соединял в прошлом улицу Никольскую (Урицкого), ныне застроенную с дорогой на другой стороне железнодорожного полотна и ведущей в Атепцево ныне улица Погодина, а в прошлом Каменская. Вот  таким представлял себя XIX век в Наро-Фоминске.