© Сайт "Боровский тракт" 2011-2017
Левов Сергей Иванович

Левов Сергей Иванович, 1923 г. р., расстрелян фашистами 7 ноября 1941 г, дер. Настасьино.


В 2-х километрах западнее деревни Настасьино, в лесу у грунтовой дороги недалеко от бывшей деревни Лопатино находится одинокая могила молодого жителя деревни Настасьино - Левова Сергея. История этого захоронения заинтересовала участников поискового отряда «Бумеранг» и нам удалось разыскать младшего брата погибшего – коренного жителя деревни Настасьино Левова Виктора Ивановича, с ним встретиться и пообщаться.


Вот что стало известно из рассказа Левова Виктора Ивановича о малоизвестной героической деятельности его старшего брата, комсомольца и молодогвардейца - Левова Сергея осенью 1941 года.


18 октября 1941 года Сергею пришла повестка из Наро-Фоминского райвоенкомата о призыве в Красную Армию. Через несколько дней он отправился в Наро-Фоминск, но там уже были немцы. Он вернулся обратно с друзьями и каждый отправился домой в свою деревню. Одного из друзей звали Жора Киселев он был из деревни Плесенское, местные жители еще его называли Фионин, потому что мать у него звали Фиона (после войны его отец стал председателем сельского совета).


Потом немцы пришли сначала в деревню Плесенское. Первые шли мотоциклисты, далее подводы на лошадях тяжеловесах. Население окрестных деревень начало собираться и покидать свои дома, половина жителей деревни Настасьино ушли в лес. По дороге из Настасьино в Бельково, недалеко от бывшей деревни Лопатино было живописное место, которое называлось «Попова Поляна» и хутор немца – Фогеля. Люди там обосновались, вырыли землянки и жили.


А в это время шло много отступающих разрозненных групп и соединений Красной Армии, выходивших из окружения со стороны Боровска и Наро-Фоминска. Сергей с друзьями вот этим делом и занялись. Они знали в округе все лесные просеки и дороги и начали выводить группы отступающих наших солдат-окруженцев лесными тропами и дорогами в сторону деревни Пашково за линию фронта, проходившую к тому времени уже в районе деревни Маурино по реке Тарусе.


Трогать немцев они не трогали – боялись, если тронешь немца – уничтожат деревню. Только один раз, как они сами рассказывали, Жорка Киселев чего-то схимичил с   немецкой машиной и она сломалась. Основная задача у них была помогать окруженцам выйти к нашим войскам за линию фронта. Раньше патриотизм был такой, что без команды все делали.


Потом ребята решили, что надо уходить самим за линию фронта и идти воевать в действующую Красную Армию. И их собралось – Левов Сергей, Сережа Грот, Жора Киселев с Плесенска и еще Костя с Москвы который приехал на лето к дяде, а уехать уже не смог.


По дороге на Лопатино недалеко в 300 метрах от могилы Сергея раньше находилась «Попова Поляна». Туда как стрела из Настасьино ведет лесная тропа - все в округе знали, что это его «Сергеев Просек». Сергей сказал, что сначала зайдет попрощаться с мамой на «Попову Поляну». Пошел, а в том районе 7 ноября немцы устроили облаву. Когда Сергея взяли фашисты, у него нашли два пистолета и начали пытать. Никто не видел, как его истязали, но когда его нашли, он был уже мертвый - весь истыкан штыками и застрелен. Еще очевидцы рассказывали, там место такое сырое было, что когда над ним издевались, он так сильно бился от мучений об землю, что глубоко вдавил под собой почву. Сергея решили похоронить на месте гибели. Тогда могилу некогда было копать. В том месте как раз проходил ров, взяли лопатку, подкопали по быстрому и слегка присыпав землей похоронили.


Потом фашисты с «Поповых Полян» погнали всех в оккупацию в сторону Вереи. По пути, где то в районе деревни Смолино останавливались с ночлегом. Виктор Иванович был еще совсем ребенок, но запомнил, как он тогда плакал, и один рыжий немец с красным от мороза лицом, хотел выкинуть его на мороз, а немецкий переводчик не разрешил. Так, что не все немцы зверствовали, один точно, потому, что переводчик тоже немец был. Потом остановились в деревне Назарьево. Там, какой-то барак был, немцы туда всех согнали, закрыли и потом подожгли. Мать завернула Виктора Ивановича в одеяло и выкинула в сугроб. А наши когда немцев погнали, они с Назарьева пешком по прямой той же дорогой возвращались мимо могилы Сергея. А тогда лютые морозы были. И лисы в поисках еды пытались раскопать могилу и уже до пальто докопались. Тогда много было зверья – лисы гуляли как у себя дома – выйдешь, а они мышкуют на поле. А пол деревни немцы все-таки сожгли.


А ребята ждали Сергея, недалеко от места казни и, не дождавшись, ушли за линию фронта. Костю из Москвы тогда ранили в легкое, Жора Киселев, который был с Плесенского дошел нормально. Жору Виктор Иванович встретил году в 73-м. Он и рассказал, что тогда 7 ноября 1941 года они его ждали-ждали и так, не дождавшись, ушли за линию фронта воевать в Красную Армию. Когда пытали Сергея, он не выдал, что рядом в лесу его ждут друзья.


Когда Виктор Иванович повзрослел и отслужил в армии, сразу поставил памятник, от того первого памятника и по сей день осталась гранитная доска с фотографией. Раньше могилу Сергея каждый год навещали пионеры из пионерского лагеря меховой фабрики района Измайлово. Все кто проходил мимо, знали, что это его «Сергеев Просек». Раны войны затянулись, но душевная боль не прошла. Лежит Серега – пусть лежит, земля ему пухом. Он свое дело сделал, сумел совершить свой подвиг, ребят не выдал, не падал на колени перед врагами и не дрогнул перед лицом смерти. Вечная ему слава и вечная ему память.

Михаил Алексеев