© Сайт "Боровский тракт" 2011-2017
О «ДЯДЕ ГРИШЕ» ИЛИ ВОЕННОМ ЛЁТЧИКЕ,

   После двух очерков Людмилы Николаевны Киселёвой, «Чей прервался полёт» опубликованных в конце августа текущего года наро-фоминской газетой «Центр города» о герое-лётчике  Первой мировой  войны, полном Георгиевском кавалере Григории Эдуардовиче Сук, который свои   награды получил в двадцать лет.  Мне в свою очередь  захотелось продолжить эту тему и поделиться своим открытием, раскрывающим значительно шире сведения о Григории Эдуардовиче Сук, опубликованных Людмилой Николаевной. При  этом удалось установить,  что это именно он первым заронил в сердце юного Павла Георгиевича Головина, будущего Героя Советского Союза и известного полярного лётчика,  уроженца Наро-Фоминска, мечту стать лётчиком. Ну, а свой рассказ об этом мы начнём с того, что пять лет тому назад сотрудницы Наро-Фоминского МБУК «ЦМБ»  по моей просьбе,  достали редкую биографическую книгу Павла Георгиевича Головина, которая называлась «Как я стал лётчиком».   Издана она была в Москве издательством  Детской литературы в 1938 году и сохранилась в единственном  экземпляре Российской государственной библиотеки,  носящей имя В.И. Ленина. Первая её глава  называлась «Дядя Гриша». Прочитав её, мне и захотелось узнать кто же такой «дядя Гриша»?  Начиналась она  со следующих строк:  «У моего отца был товарищ. А у этого товарища был племянник. Он часто приезжал к нам погостить. Мы его звали «дядя Гриша», потому что он был большой, а мы маленькие. Мне было тогда шесть лет, а ему целых семнадцать». Далее Павел Григорьевич продолжал: « Дядя Гриша был весёлый, хохотун и большой озорник. Отец мой его очень любил и всегда говорил про него:


   – Умница!
  И тут же прибавлял:
  – Одна беда: озорник!.. Тебе, Гриша головы надолго не хватит. Потеряешь ты ее где-нибудь.         
   Дядя Гриша бывало, лишь усмехается на эти слова.
   Мне дядя Гриша очень нравился, и я мечтал: когда выросту большой, непременно буду таким, как он.


   Когда в гимназиях начинались весенние каникулы, дядя Гриша приезжал к нам, и весь наш маленький дом поднимался на ноги. Быстрый, как ртуть дядя Гриша ни минуты, думается, не мог усидеть на месте. Он готов был купаться в речке с утра до ночи, лазить по деревьям за птичьими гнёздами, бегать взапуски или с таким азартом играть в футбол, что даже старикам завидно становилось.


   Однажды он взял у отца велосипед и отправился кататься. Через час принесли обломки от велосипеда, а следом приплёлся, и сам дядя Гриша.


   Оказывается, ему надоело кататься по улицам, и он решил попробовать съехать по лестнице, которая вела с крутого обрыва к реке.


    Отец посмотрел на изуродованный велосипед и помятого дядю Гришу и только головой покачал.     


    – Ну, брат, сказал он, – после таких дел тебе одно осталось: поступить в лётчики…  На земле, должно быть, тебе не удастся сломать себе голову. Попробуй, авось в воздухе сломаешь!..».


   Вероятней всего не думал, Павел Григорьевич Головин, будучи ещё ребёнком, что слова его отца станут пророческими. Далее, в своей книге он  напишет, что началась Первая мировая война и «дядя Гриша», к осени уехал в гимназию. Прошло ещё какое-то время и из письма отцу П.Г. Головина становится известно, что «дядя Гриша» поступил в лётчики.  А, через полтора года после этого события он вновь  приехал в село Наро-Фоминское, где бывал ранее, но уже в новенькой лётной военной форме, на груди которой за боевые заслуги позвякивали ордена.       


   От себя замечу, что в Первую мировую войну было, не так уж много военных лётчиков, с именем Григорий,   тем более награждённых за военные заслуги 4-мя Георгиевскими крестами. В виду этого без труда  по опубликованному   списку лётчиков  Первой мировой войны, установил, что дядя Гриша это  не кто иной, как Григорий Эдуардович Сук, который родился в 1896 году в  имении Рассудово Верейского уезда.  Его отец – Эдуард Иванович Сук, чех по происхождению и потомственный гражданин  города Москвы был известным учёным-лесоводом.  А мать – Любовь  Осиповна Сорокина,  была дочкой известного в прошлом русского врача,  которая окончила  женское Мариинское училище в Петербурге, став по своей профессии домашней учительницей. Об этом писала в своих очерках и Л.Н. Киселёва. Но, мы продолжим тем, что детство семьи Сук, Григория и его братьев, Бориса и Алексея, проходило в подмосковных имениях Рассудово, где располагались  дачи служащих Воскресенской мануфактуры Наро-Фоминской  прядильно-ткацкой фабрики.  О том, что в Рассудове до революции располагались дачи Воскресенской мануфактуры,  нам известно из справочника населённых мест  по Верейскому уезду.  Ну, а поскольку отец П.Г. Головина до революции был одним из служащих этой фабрики, то отсюда  объяснима и связь   с упомянутым в книге Головина «товарищем отца, у которого был племянник», которого и называли  «дядей Гришей». К сожалению,  в своей книге Головин не указывает ни имени товарища отца, не рассказывает и о своём отце.  Мы в этой книге не найдём и сведений о матери Головина и младшей  его сестре. Это молчание объясняется лишь периодом Сталинских репрессий 30-х годов прошлого столетия, когда только за намёк о бывшем царском офицере или знакомстве со служащими бывшей Наро-Фоминской Воскресенской мануфактуры, среди  которых были и лица дворянского происхождения,  могли упрятать в лагеря НКВД. Имела ли семья Головиных  дворянское происхождение нам из опубликованных его биографических данных не известно, так как они на этот счёт очень скудные. Ну, а сам прапорщик Григорий Эдуардович Сук  как  указано, пророчеством отца П.Г. Головина, героически погиб «в воздухе» 15 ноября 1917 года в ходе воздушных боёв на Восточном фронте. Более подробно из жизни Григория Эдуардовича можно узнать  из статьи Бориса Сорокина «Письма военного лётчика Григория Сук», опубликованной в журнале «Московский журнал» за 1994 год и книги «Как я стал лётчиком», выложенных на «Книжную полку» нашего историко-краеведческого сайта Наро-Фоминского района «Боровский тракт». Ну а Борис Сорокин автор статьи о письмах  военного  лётчика Григории Сук является в последующем колене родственником Любови Осиповны Сорокиной.


   Проведя своеобразный анализ имеющихся  скупых биографических данных, и проверив их по сведениям,  полученным из других источников, включая и материалы Бориса Сорокина можно с точностью утверждать, что Григорий Эдуардович Сук это не кто иной, как «дядя Гриша», упомянутый в книге Головина «Как я стал лётчиком». Из неё П.Г. Головин мечтал быть похожим на «дядю Гришу» но, к сожалению, разделил и его судьбу, погибнув с экипажем в 1940 году при испытании самолёта.  Эта гибель заслуженного лётчика  по настоящее время является загадкой, как и гибель в декабре 1938 года Валерия Чкалова, испытывавшего самолёт одного и того же конструктора Николая Николаевича Поликарпова.


   Ну, а что касается дяди Григория Эдуардовича Сук, то их было двое. По линии отца это был – Вячеслав Иванович Сук, известный композитор и главный дирижёр московского Большого театра. А по линии матери – Сергей Осипович Сорокин, управляющий подмосковными имениями графа Сергея Дмитриевича Шереметьева в сёлах Михайловское, Вороново, Плесково   соседствующие с имениями в Рассудове  Верейского уезда. Вероятно,  к ним относились и дачи Воскресенской мануфактуры Наро-Фоминской текстильной фабрики, где Г.Э. Сук и родился. Его дядя Вячеслав Иванович Сорокин  и являлся, скорее всего,  товарищем отца П.Г. Головина упомянутого в его книге. О Головиных мы рассказывали в материалах историко-краеведческого сайта Наро-Фоминского района «Боровский тракт». Узнаваем и обрыв, по правому берегу реки Нара в Наро-Фоминске, где Георгий Эдуардович по лестнице катался на  велосипеде, превратив его в обломки. Пролегает он   параллельно  современной улице Калинина. У  подножия этого обрыва протекает и речка Нара, в которой купался семнадцатилетней Григорий Эдуардович Сук. Ну, а сам небольшой дом Головиных находился, по воспоминаниям сторожила и краеведа М.И.Пименова, как раз здесь на месте нынешней городской поликлиники и районной больницы на улице Калинина города Наро-Фоминска.

Валерий Ипатов
ГЕРОЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ГРИГОРИИ ЭДУАРДОВИЧЕ СУК