© Сайт "Боровский тракт" 2011-2016
ИЗ ИСТОРИИ 33-Й АРМИИ В МОСКОВСКОЙ БИТВЕ

 

 

Московское сражение 1941-1942 года в нашей современной истории определена как битва, делившаяся на три составные части. Первую Московскую стратегическую оборонительную операцию (30 сентября – 4 декабря 1941 года, 66 суток). Вторую Московскую стратегическую наступательную операцию (5 декабря 1941 года – 7 января 1942 года, около 34 суток). И третью Ржевско – Вяземскую стратегическую наступательную операцию, как часть общего наступления советских войск Московской битвы (8 января – 20 апреля 1942 года, около 103 суток). В общей сложности битва за Москву продолжалась 203 дня. С самого начала и до её окончания в ней принимала участие 33-я армия. Рождённая в июле 1941 года она закончила свой боевой овеянной славой путь, в 1945 году под Берлином. Но, когда речь заходит об этой армии то, прежде всего её связывают с обороной столицы на Наро-Фоминском направлении, и её командующем генерал-лейтенантом М.Г. Ефремовым. При этом в ряде изданий будь то книга, журнальный или газетный материал, написанные в послевоенное время, да и сейчас тоже ещё не редко встречаешь сведения о первом её формировании непосредственно под Наро-Фоминском.


Однако если этому следовать, то из боевой истории 33-й армии не заслуженно вычёркиваются и предаются забвению события июля 1941 года и первого её участия в боях, где в начале октября 1941 года, она вместе с 43-й армией впервые приняла на себя удар танковых и моторизованных дивизий немецких войск под Спас-Деменском.


Этот очерк посвящён малоизвестной странице начального периода из оборонительной части всей стратегической операции Московской битвы, первому образованию 33-армии и её первоначальному участию в боях. Но, что бы восстановить хронологию событий того времени необходимо прежде вернуться к началу создания московского ополчения, которое и составляло основной костяк 33-й армии. Здесь напомним, что ещё в начале июля 1941 года в Москве было сформировано 12 дивизий народного ополчения, сокращенно ДНО, в которые влились около 120 тысяч москвичей и добровольцев Подмосковья. Каждая такая дивизия имела свой порядковый номер и название, взятое от района столицы, где она формировалась. В середине июля все эти дивизии были скомплектованы и направлены на позиции Можайской линии обороны, создаваемой в тылу Западного фронта. Здесь ополченцы строили и укрепляли оборонительные рубежи и параллельно с этим занимались военной подготовкой.


Обстановка на Западном фронте тем временем для Красной Армии была не из лёгких, так как передовые немецкие части группы армии «Центр» 16 июля 1941 захватили Смоленск. А на следующий день после этого события ГКО страны принял постановление № 183 сс «Вопросы Можайской линии обороны» от 17.07. 41г., в котором указывалось: « 1. Принять предложение нач. Генштаба тов. Жукова и командующего МВО тов. Артемьева о следующим распределении пяти дивизий НКВД по трём армиям Можайской линии обороны: одну дивизию включить в состав 32-й армии, три дивизии - в состав 33-й армии, одну дивизию в состав 34 армии. 2. В состав 33-й армии включить 109-ю танковую дивизию. 3. Назначить: генерал-лейтенанта тов. Клыкова Н.К. – командующим 32-й армией Можайской линией обороны; комбрига Онуприенко Д.П. – командующим 33-й армией Можайской линии обороны; генерал-майора Пронина Н.Н. – командующим 34-й армией Можайской линией обороны». [1]

Таким образом, днём рождения 33-й армии следует считать 17 июля 1941 года, когда шёл уже 26 день войны. Но, этому предшествовало постановление ГКО № 169 сс от 16 июля 1941 г. За сутки до этого рассматривался вопрос «Об аресте и придании суду Военного трибунала командования Западного, Северо-Западного и Южного фронтов», и кроме того в повестке этого заседания среди других рассматривался вопрос о создании из 10 дивизий Московского ополчения двух армии. Артемьеву поручалось представить кандидатуры на посты командующих. Поскольку 32-я армия была сформирована ранее, то на заседании ГКО от 16 июля речь могла идти только о создании 33-й и 34-й армий, командующими которых и были назначены Онуприенко и Пронин, назначение которых было осуществлено 17 июля 1941 года.

 


СПРАВКА:  Онуприенко Дмитрий Платонович комбриг. В битве под Москвой участвовал в должности командующего 33-й армией.


Родился 25 октября 1906 г. в с.Щупики (Богуславского района Киевской области, УССР). После окончания в 1925 году 7 классов поступил в Киевскую пехотную школу, которую окончил в 1926 году. Вся служба до Великой Отечественной войны прошла в войсках НКВД. Командовал взводом, ротой, был начальником заставы, командиром учебного дивизиона, инструктором, старшим инструктором боевой подготовки. В 1938 году закончил Военную академию им. М.В. Фрунзе.  Участвовал в советско-финляндской войне 1939-1940 гг. В июне 1941 г. – комбриг. С 1 июля 1941 г. начальник штаба Московского военного округа, с 17 июля до замены его генерал-лейтенантом М.Г. Ефремовым – командовал войсками 33-й армии[2].


В целях объединения действий армий Западного фронта 30 июля 1941 года Приказом Ставки на Ржевско-Вяземской линии обороны в соответствии с постановлением ГКО от 29 июля 1941 г. был образован Резервный фронт, а его командующим назначен Г.К. Жуков. Этот фронт, располагался в тылу Западного фронта, а в его состав, занимавшего рубежи от восточного берега озера Селигер по линии Осташков – Ржев – Дорогобуж – Ельня - Спас-Деменск – Киров вместе с 33-й входили 24-я, 31-я, 32-я, 38-я и 43-я армии. После отбытия Жукова в Ленинград, командующим Резервным фронтом был назначен маршал С.М. Будёный. Войсками Западного фронта, с 12 сентября командовал генерал-полковник И.С. Конев, армии которого прикрывали направления на Торжок, Ржев и Вязьму, и занимали оборону на фронте западнее Осташкова, Андреаполя, Западной Двины, Ярцева и западнее Ельни. А Резервный фронт маршала С.М. Буденого, частью сил до начала немецкой операции «Тайфун» прикрывал фланги Северо-Западного и Западного фронтов, и основными силами продолжал занимать оборонительные рубежи в тылу Западного фронта по линии Ельцы, Оленино, Дорогобуж.


Приказом штаба Резервного фронта 33-й армия в составе 9-й, 5-й, 1-й, 17-й, 18-й и 21-й дивизий народного ополчения, 876-м и 878-м артполками в первых числах августа 1941 года были сосредоточены в районе Спас-Деменска.[3] В сентябре все дивизии московского ополчения были преобразованы в кадровые соединения Красной Армии, каждая из которых, получила свой новый общевойсковой номер и наименование стрелковой дивизии (сд). Из них к концу сентября и началу октября в 33-й армии оставалось уже лишь три из шести дивизий 17-я, 60-я, и 173-я, то есть бывшие 17-я Москворецкого, 1-я Ленинского и 21-я Киевского района города Москвы дивизии народного ополчения. Бывшую 5-ю Фрунзенскую ДНО или 113 сд передали из состава 33-й армии в соседнюю 43-ю генерал-майора П.П. Собенникова. Так же другим армиям из состава 33-й армии были переданы 9-я Кировского и 18-я Ленинградского ДНО.

 

 


СПРАВКА: Собенников Петр Петрович генерал-майор. В битве под Москвой участвовал в должности командующего 43-й армии.


Пётр Петрович из дворян родился 13 июля 1894 года в Кронштате. В 1911г. окончил реальное училище, а в 1914 три курса института инженеров путей сообщения, после которых поступил в военное училище, закончив его в 1916 г. Став офицером, служил в царской армии до апреля 1918 года. Участник Гражданской войны. На Восточном фронте командовал взводом, был адъютантом командира дивизии, начальником штаба кавалерийской дивизии. В 1923 году окончил Академические курсы высшего начсостава РККА и в 1927 г. курсы усовершенствования высшего начсостава. До Великой Отечественной войны генерал П.П.Собенников командовал кавалерийской бригадой, дивизией, был инспектором кавалерии в Особой краснознаменной дальневосточной армии, старшим преподавателем в Военной академии им М.В.Фрунзе. В марте 1941 г. будучи в звании генерал-майора его назначают командующим войсками 8-й армии Прибалтийского особого военного округа, которой он командовал до июня 1941 года. После отстранения в июле 41-го от командования Северо-Западным фронтом генерал-полковника Ф.И.Кузнецова фронт принял генерал-майор П.П. Собенников, которым он командовал с июля по август 1941г. С сентября по октябрь 1941 года командует 43-й армией.


Прикрывая левое крыло Западного и Резервного фронтов 24-я, 43-я, а вместе с ними и 33-я армии имели в своём составе всего лишь 14 стрелковых дивизий и 4 танковые бригады. Немцы в момент своего наступления противопоставили им 6 танковых, 2 моторизованных и 15 пехотных дивизий, при воздушной поддержке всего 2-го воздушного флота[4]. На основе изданных в 2002 году издательством «ОЛМА-ПРЕСС» книге «Битва под Москвой. Хроника, факты, люди» перед началом немецкого наступления 33-я армия занимала рубежи, во втором эшелоне, прикрывая за спиной 43-й армии три направления возможного наступления противника. Из них 60-я стрелковая дивизия генерал-майора Л.И. Котельникова, находилась на правом фланге армии, закрывая железную и автомобильную дороги, ведущие в Спас-Деменск из занятого врагами Смоленска. На левом фланге 173-я стрелковая дивизия полковника Богданова прикрыла железную дорогу и путь из Рославля на Киров. В центре располагалась 17-я стрелковая дивизия полковника П.С.Козлова. Она оседлала Варшавское шоссе и тремя своими полками занимала позиции по линии Любунь – Земцы – Латыши. Штаб 33-й армии располагался в поселке Гайдуки западнее Спас-Деменска. В первом эшелоне обороны 43-я армия, силами 222-й, 211-й, 149-й и 53-й дивизий предпринимала оборону рубежей по левому берегу рек Стряна и Десна. Правым своим флангом армия упиралась в 24-ю армию, а левым в 217-ю стрелковую дивизию 50-й армии Брянского фронта. В тылу 43-й 113-я стрелковая дивизия занимала позиции по восточному берегу рек Шуйца и Снопоть от поселка Шуи до населенного пункта Барсуки.

 

 


После пополнения своих войск немецкое командование приступило к исполнению плана под кодовым наименованием «Тайфун», предусматривающим наступление на Москву. Директива об этом наступлении была дана 16 сентября, а через 10 дней – 26 сентября был отдан приказ по группе армий «Центр». 30 сентября в наступление перешли войска правого крыла противника, а с 2-го октября – главные силы группы армий «Центр». Её ударным группировкам удалось в ряде направлений прорвать Западный и Резервный фронты. Но, лучше всего о начале битвы рассказывают приводимые сухие строчки оперативных сводок Генерального штаба Красной Армии по 24-й, 43-й и 33-й армий и их дивизий.


Из оперативной сводки № 211 на 08-00 05.10.41г.
24-я армия вела бой с наступающими частями противника на всем фронте.
Части 103, 19, 139 сд, отражая атаки противника, продолжали занимать прежние позиции.
8 сд к 16.00 4.10 вела напряженные бои в полуокружении на рубеже ЗЛАТОГОРЬЕ – ПАВЛОВО – СМОРОДИНО. Перед фронтом дивизий до двух пех. полков с 30 танками противника.
Положение частей 222 сд не установлено, около 150 человек этой дивизии сосредоточились в районе ст. КОРОБЕЦ.
43-я армия вела упорные бои с противником, прорвавшимся в общем направлении на СПАС – ДЕМЕНСК.
211 сд своими остатками вела бой с противником на рубеже р.СНОПОТЬ, на участке НОВИКИ – БЕЛОРУС.
53 сд с танками 148 тбр вела бой на рубеже КУЗМИНИЧИ – СЕМЕНОВО.
149 сд и 148 тбр вели бой в полуокружении в р-не ОСОВКА – ПОДЛЕСНАЯ.
113 сд главными силами вела бой в р-не ДЕДОВО – ПЕТРОВИЧИ – СЕМИРОВО – ЖЕЛНЫ.
33-я армия.
ПО (передовое охранение-пр.авт.) 60 сд вела бой с противником на рубеже КОЛОДЕЗИ – КОШЕЛЕВО – НОВ. БЕРЕЗОВКА – ЛЕЖНЕВКА.
17 сд удерживала рубежи обороны, выбив противника из района КОВАЛЕВКА – ЛАТЫШИ.
173 сд к 17.00 3.10 вела бой ХОТОЖА – ДУБРОВКА.
ЦА МО РФ, ф.16, оп.1071сс,д.3545,л.81-93.


Из оперативной сводки №216 на 08-00 07.10.41 г.
7. Войска Резервного фронта
продолжали вести бои с противником разрозненными группами. Части 43-й и 33- армий понесли большие потери от авиации противника. Управление частями этих армий со стороны командующих потеряно, известно, что 149 сд (43-я армия), саперный батальон, остатки 53 сд и тбр в течении 6.10 вели бой с противником в районе ТЕТЕРИНО.
Части 24-й армии вели бой в полуокружении. В ночь с 6 на 7.10 штарм 24 с 8, 222 сд и 144 тбр находился в районе МОЛОШИНО. Данных об остальных частях армии не поступало.
ЦА МО РФ, ф.16, оп.1071сс,д.3545,л.132-141.


Из оперативной сводки №220 на 20-00 09.10.41г.
Штаб 33-й армии утром 9.10 сосредотачивался в районе ДОБРОЕ ( 7 км. сев.- вост. Малоярославца).
Штаб Резервного фронта – МАЛОЯРОСЛАВЕЦ. По докладу начштафронта, весь состав командиров штаба с утра 8.10. был занят сбором и приведением в порядок отходящих частей 33-й и 43-й армий.
ЦА МО РФ, ф.16,оп.1071сс, д.3545, л.167-175.


Из приведённых документов военного времени следует, что дивизии 33-й армии вступили в бой с противником 5- го октября и далее об её действиях в документах ни строчки, вплоть до 9-го октября, где сообщается, что штаб 33-й армии разместился в 7 километрах северо-восточнее Малоярославца. И никакой информации о судьбе её 3-х дивизий.


В.В. Климанов автор документальной повести о подвиге 17-й стрелковой дивизии в своей книге «Собой заслонили Москву» напишет: «В течение 2-го октября на всем фронте 33-й армии происходили непрерывные налеты немецкой авиации, бомбили последовательно и целенаправленно. В ночь на 3 октября дозоры доложили, что в районе 1316-го полка слышен гул танковых моторов. На рассвете передовая разведывательная группа фашистов из 7 танков и мотоциклистов попыталась сходу прорваться в Латыши, именно туда, где находился самый крайний с левого фланга форпост обороны дивизии, его занимал 3-й батальон 1316 полка». Ну, а далее с её страниц следует, что бойцы этого батальона остановили немецкий отряд разведки, подбив один танк. Немцы отступили, но при этом обнаружили не защищенный 10-километровый коридор, между 17-й и 173-й стрелковыми дивизиями армии и во второй половине дня бросили в него 2-ю и 10-ю танковые дивизии. Первая из них, вышла во фланг 17-й дивизии, создав угрозу её окружения, а 10-я танковая, решая стратегические задачи, двинулась по Варшавскому шоссе в сторону Юхнова. Именно эту колонну танков, «идущую как на прогулке» с развернутыми немецкими знаменами и обнаружила утром 5-го октября военная разведка ВВС Московского военного округа. Это известие вызвало недоумение и растерянность в Ставке Верховного Главнокомандования, ведь никаких войск Красной Армии на участке от Юхнова до Малоярославца не существовало. А это значило, что прямой путь на Москву для врага открыт. Тогда срочно подняли курсантов Подольского пехотного и артиллерийского училищ, которыми и прикроют путь на Малоярославец.


Но, вернемся к 17-й стрелковой дивизии, которая 5-го октября продолжала при отсутствии противотанковых орудий отбиваться от немецких танков гранатами и бутылками с горючей смесью. К 12 часам прервалась связь со штабом 33-й армии. Оказывается, что за два часа до этого немцы выбросили у поселка Гайдуки, где располагался штаб армии десант в 300 парашютистов. Командарм Онуприенко принял решение о перемещении своего штаба в Куземки восточнее от поселка Гайдуки, но и здесь он не останавливается и продолжает своё движение к Малоярославцу. Связью со своими дивизиями штаб армии уже не располагал. Только 9 октября он сообщил о своём месте нахождения в районе Малоярославца. А в это время 3-и дивизии 33-й армии за сто верст от штаба своей армии пробивались из вражеского окружения. Вот, как характеризовали в своей докладной записке майор госбезопасности С.А. Клепов и старший майор госбезопасности А.М. Леонтьев, которую они предоставили наркому внутренних дел СССР Береи обстановку на 5 октября 1941 г. : «По вашему заданию 5 октября в 17 часов мы выехали с двумя опергруппами по маршруту Москва – Подольск – Малоярославец – Ильинское. В результате ознакомления с положением на месте, опроса отходящих военнослужащих и разведки установлено следующее: 2 октября на стыке 43-й и 33-й армий противник просочился в сторону Кирова, занял Киров и Спас-Деменск. 5 октября в 6 км южнее Юхнова противником был выброшен парашютный десант, состоящий ориентировочно из 40 человек и 12 танкеток. К 18 час. 5 октября противник силой до одного батальона при 12 танкетках с минометами, заняв Юхнов, вышел на рубеж реки Угра и оседлал Варшавское шоссе. После того как противник просочился в стыке 33-й и 43-й армий, тыловые части этих армий начали панически бежать и 5 октября с раннего утра растянулись по шоссе до самой Москвы»[5].


В то время, когда тыловые части 33-й армии вместе с её штабом бежали, её дивизии и 43-й армий продолжали смертельную схватку с врагом. На Варшавском шоссе плечом к плечу с 17-й стрелковой дивизией сопротивление немцам оказывала и 113-я дивизия 43-й армии. Бежать им было не куда, они дрались в полном окружении пробиваясь к своим. За три дня боёв 17-я стрелковая потеряла 2/3 своего личного состава, а это 8 тысяч человек[6]. Лишь к 12 октября разрозненными отрядами, пройдя до сотни километров по лесам и болотам, преодолев неимоверные трудности, 17-я стрелковая дивизия или то, что от неё осталось, смешавшись с отрядами 211-й сд 43-й армии, вышла в район Угодского завода, ныне Жуково Калужской области.

 

 


По воспоминаниям командира 173-й стрелковой дивизии полковника Богданова, которые приводит В.В. Климанов, 5-го октября его дивизия, преследуемая противником, приняла второй ожесточенный бой на рубеже Соломоновка – Гавриловна – Ухобичи – Шимиловка – Носовка – Усовка – в районе железной дороги, связывающей г. Киров и Сухиничи. Так же, как и 17-я она понесла большие потери, но, сохранив свою наиболее боеспособную часть, 9-го октября вышла из окружения на позиции Белевского боевого участка полковника Аргунова, где заняла боевые рубежи, приняв на себя оборону г. Ульяново.


Северный сосед 17-й, 60-я стрелковая дивизия, в ночь на 5-е октября сумела успешно выйти из-под удара немецких наступающих войск. В полнейшей темноте по полевым и лесным дорогам тремя колоннами не имея связи, они двигались к Вязьме на встречу, как полагали к своим войскам. При выходе из окружения, погиб командир дивизии генерал-майор Л.И. Котельников. Дивизия сумела не только отразить атаки фашистских войск, но и без суматохи организованно выйти из окружения. Офицеры штаба дивизии под руководством полковника Я.С. Воробьева 6-го октября вывели около 5 тысяч человек. Но соединится с частями Красной Армии, им так и не удалось – Вязьма была в руках немцев, и им вновь пришлось с боями пробиваться из вражеского окружения. Дивизия вышла из окружения в районе Тарусы и вошла в состав 49-й армии.


Трагичные события произошли и в 113-й стрелковой дивизией генерал-майора И.А. Преснякова. Выходя из окружения, она не смогла полностью оторваться от противника. Тяжело раненного комдива заменил полковник С.А. Самойлов, который решил выходить небольшими группами в район железнодорожной станции Баскаковка. При выходе из окружения в бессознательном состоянии генерал Пресняков попал в плен. Тем не менее, разбившись на мелкие группы, остаткам дивизии удалось всё же вырваться из огненного кольца и соединится с основными силами в районе Ермолино и Боровска, где 13 октября остатки дивизии вновь вступили с гитлеровцами в бой. Сюда же под Боровск к ним с рубежей озера Селигер прибыла 110-я стрелковая дивизия, ранее 4-я ДНО Куйбышевского района г. Москвы.


Георгий Константинович Жуков, описывая события того времени в своей книге, писал: «Благодаря упорству и стойкости, которые проявили наши войска, дравшиеся в окружении в районе Вязьмы, мы выиграли драгоценное время для организации обороны на Можайской линии. Пролитая кровь и жертвы, понесенные войсками окруженной группировки, оказались не напрасными. Подвиг героически сражавшихся под Вязьмой советских воинов, внесших великий вклад в общее дело защиты Москвы, еще ждет должной оценки»[7]. Со словами Великого полководца нельзя не согласиться, но он не забыт и сейчас, как и события 74-летнй давности. Свои «Воспоминания и размышления» легендарный маршал издаст в лишь в 1974 году, а в то время 10 октября 1941 года в штаб Западного фронта прибыла комиссия ГКО в составе Ворошилова, Молотова, Булганина и Василевского с особыми полномочиями найти виновников немецкого прорыва с привлечением их к ответственности. Как известно Жуков спас от расправы, командующего Западным фронтом генерал-полковника Конева. Будённый, командовавший Резервным фронтом, и упразднённым 10 октября, останется в стороне. И лишь в ноябре 1941 года Жуков в своём письме к Жданову даст оценку Будённому и Коневу, в котором напишет: «Буденный и Конев проспали все свои вооруженные силы»[8].


Но виновные все же были найдены. С 10 октября отстранили от должности командующего 43-й армии генерал-майора П.П. Собенникова. С 16 октября 1941 по 6 февраля 1942 года в отношении него велось следствие. Его обвинили в том, что «будучи командующим 43-й армии, преступно руководил вверенными ему войсками, в результате чего на участке фронта, обороняемом частями армии, противник совершил прорыв, а части армии рассеял», к этому не забыли прибавить и участие его в «антисоветской троцкистской организации»[9].


С арестом П.П. Собенникова, командующим 43-й армии был назначен сначала генерал-лейтенант С.Д. Акимов, а с 17 октября армию возглавил уже генерал-лейтенант К.Д. Голубев.


Петр Петрович Собенников с лишением звания и наград был приговорен к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовых лагерях. Решением Президиума Верховного Совета СССР от 3 мая 1945 года его восстановили в воинском звании, возвратили орден Красного Знамени и юбилейную медаль «ХХ лет РККА». Уже после войны он в звании генерал-лейтенанта был заместителем командующего войсками военного округа, заместителем начальника, а затем и начальником Высших офицерских курсов «Выстрел».


Награждён, орденом Ленина, 4 орденами Красного Знамени, орденами Богдана Хмельницкого 1-й степени, Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, многими медалями. Скончался на 66-м году жизни 14 августа 1960 года.


Но, вот действия командарма 33-й армии Д. П. Онуприенко, связанные с потерей командования, и наконец, оставление её в самый тяжёлый момент, остались без последствий. В 1942 году после окончания ускоренного курса Военной академии Генерального штаба Онуприенко назначали начальником штаба 2-й танковой армии. Но из-за недостаточной подготовленности в техническом отношении его с понижением назначат командиром 6-й гвардейской стрелковой дивизии. В октябре 1943 года за форсирование Днепра ему присвоят звание Героя Советского Союза. Затем он будет командовать 24-м стрелковым корпусом, который отличится в Берлинской операции. В 1957 году из-за болезни уволится в запас в звании генерал-лейтенанта.

 

 

СПРАВКА: Михаил Григорьевич Ефремов в Московской битве командовал 33 армией.


Родился 27 февраля (11 марта) 1897 года в городе Тарусе Калужской губернии из семьи мещан. В детстве помогал отцу по хозяйству на мельнице. Затем работал подмастерьем в Москве на мануфактурной фабрике. Поступил учеником к мастерам гравёрам, а спустя некоторое время поступил на Пречистенские рабочие курсы. С сентября 1915 года в царской армии. В 1916 году окончил Телавскую школу прапорщиков и был направлен на Юго-Западный фронт, где принимал участие в Брусиловском прорыве. Участник Гражданской войны воевал на Южном и Кавказском фронтах, прошёл путь от командира роты до командира корпуса. В 1927 году направлен в Китай в качестве военного советника. По возращению из Китая был командиром 18-й Ярославской стрелковой дивизии. В 1928 году окончил курсы высшего начальствующего состава РККА, а в 1930 году – особый факультет единоначальников Военно-политической академии имени М.Г.Толмачёва, в 1933 году – Военную академию имени М.В.Фрунзе. В 1937 году избран депутатом Верховного Совета СССР. С 1937 по 1940 годы последовательно командовал: Приволжским, Забайкальским, Орловским, Северо-Кавказским и Закавказским военными округами .В начале Великой Отечественной войны генерал-лейтенант М.Г. Ефремов назначен командующим 21-й армии. С 7 августа 1941 года назначен командующим войсками Центрального фронта. В сентябре назначен заместителем командующего Брянским фронтом. С октября 1941 командующий 33-й армии. Погиб 19 апреля 1942 года в ходе Ржевско-Вяземской наступательной операции при выводе из окружения Западной группировки 33-й армии.


Ну, а перед 33-й армией стояла новая не менее ответственная задача обороны Наро-Фоминского направления, а с 18 октября 1941 года она ведёт бои уже в новом составе: 151 мсбр, 222, 110, 113 сд, 9 тб. Вскоре в её командование вступит генерал-лейтенант Михаил Григорьевич Ефремов, его заместителем станет бывший командарм 33-й армии комбриг Д.П. Онуприенко. Но это уже будет другая история армии не менее трагичная, как в начале Московской битвы, так и при её завершении 20 апреля 1942 года. За свой подвиг М.Г. Ефремову командарму 33-й армии Указом Президента РФ 31.12.1996 г. будет присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

[1] «Битва под Москвой. Пролог к Великой Победе», Н.Я.Комаров,Г.А. Куманев. М., 2005., с.43-44.
[2] «Битва под Москвой.Хроника, факты, люди».т.1, «ОЛМА-ПРЕСС», М., 2001., с.67-68.
[3] «Собой заслонили Москву» В.В. Климанов., ООО «АБЕЛИЯ ИД», М., 2005., с.68.
[4] «Собой заслонили Москву», В.В. Климанов., ООО «АБЕЛИЯ ИД», М., 2005, с.37.
[5] «Битва под Москвой. Пролог к Великой Победе», Н.Я. Комаров, Г.А. Куманёв, М., 2005, с.104.
[6] «Собой заслонили Москву», В.В. Климанов, ООО «АБЕЛИЯ ИД», М., 2005, с. 247.
[7] «Воспоминания и размышления», Г.К. Жуков, т.2, М, 1974, с.20.
[8] «Великая Отечественная война 1941-1945», Кн.1, М.,1998, с.233-234.
[9] «Собой заслонили Москву», Климанов В.В., ООО «АБЕЛИЯ ИД», М., 2005, с.13-14.

В очерке использованы рисунки карт, опубликованные в книге В.В. Климанова «Собой заслонили Москву» М., ООО «АБЕЛИЯ», 2005г.

Валерий Ипатов