© Сайт "Боровский тракт" 2011-2016

НАРО-ФОМИНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ


В грозный период начала Великой Отечественной войны жители Наро-Фоминского и Верейского районов вместе со всем народом нашей страны встали на защиту своей Родины. В первые дни с момента вероломного нападения гитлеровских захватчиков в ряды Красной Армии вступили многие жители  нынешнего Наро-Фоминского района. Напомним, что он до своего объединения в 1959 году включал в себя самостоятельные в административном управлении Наро-Фоминский и Верейский районы Московской области, где  располагались собственные районные административные органы управления и военные комиссариаты (РВК), занимающиеся призывом в вооружённые силы страны. За все годы Великой Отечественной войны ими было призвано более 31 тысячи человек. Из них 2915 человек  погибли в бою, 867 человек умерли от ран и болезней, 160 человек умерли в немецком плену, 3800 человек пропали без вести [7]. При этом следует заметить, что архив Министерства обороны РФ не располагает сведениями о бойцах истребительных батальонов, партизанах и подпольщиках, принимавших участие в обороне и освобождении территорий Верейского и Наро-Фоминского районов от фашистских захватчиков. Об их деятельности в годы войны известно лишь из материалов Наро-Фоминского краеведческого музея и ряда книг, написанных краеведами района и воспоминаниям участников тех событий, ныне ушедших из жизни ветеранов Великой Отечественной войны. 


В течении первых месяцев войны, промышленность и сельское хозяйство Наро-Фоминского и Верейского районов  перестраивались на выпуск военной продукции. Апрелевский завод грампластинок наладил производство мин.  Наро-Фоминская ткацко-прядильная фабрика выпускала ткань для парашютов, плащ-палаток и портянок. Фабрика деревянных игрушек изготавливала ручки для гранат. Труженики  села помимо снабжения войск и населения продуктами питания, поставляло в армию лошадей и фураж. По инициативе  комитетов  ВКП(б) осуществлялось строительство оборонительных сооружений, возведение которых проводилось силами местного населения в основном женщинами и лицами мужского не призывного возраста, численностью более 2 тысяч человек. Ими  было вырыто 56 километров противотанковых рвов, 1083 окопа, 8 ям для укрытия людей, установлено 400 метров противотанковых надолб, возведено 168 дзотов, 133 дота, 824 блиндажа, устроено 36 километров лесных завалов [8].  


С начала военных действий,  на 13 день войны  войска Западного фронта понесли тяжёлое поражение от гитлеровских захватчиков. Немцы продвинулись за это время на 550 километров,  заняли почти всю Белоруссию и вышли  к Днепру. Враг рвался к Смоленску ключевым воротам Москвы.   Вместе с тем, 4 июля 1941 года  Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял постановление  №10 «О добровольной мобилизации трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения», в котором указывалось: «В соответствии с предложениями советских, партийных, профсоюзных и комсомольских организаций города Москвы и Московской области, Государственный Комитет Обороны постановляет: 1. Мобилизовать в дивизии народного ополчения по городу Москве 200 тысяч человек и по Московской области – 70 тысяч человек. Руководство мобилизацией и формирование возложить на командующего Московским военным округом генерал – лейтенанта П.А. Артемьева».  Вся работа по мобилизации возлагалась на партийные и комсомольские органы, профсоюзные комитеты на местах. К 10 июля в  Москве были сформировано 12 дивизий народного ополчения (ДНО), получившие своё название от районов, их комплектовавших.  Из них: 1-я ДНО – от Ленинского района;  2-я ДНО – от Сталинского;  4-я – от Куйбышевского; 5-я – от Фрунзенского; 6-я – от Дзержинского; 7-я – от Бауманского; 8-я – от Краснопресненского; 9-я – от Кировского; 13-я – от Ростокинского; 17-я – от Москворецкого; 18-я – от Ленинградского и 21-я от – Киевского районов.  Подмосковные ополченцы,  вливались в полки этих дивизий.  Из Наро-Фоминского и Верейского районов в то время добровольно ушли на фронт 500 коммунистов и более 2000 комсомольцев. Многие из них вступили в народное ополчение.  Кроме этого, 8 июля в Наро-Фоминске был сформирован истребительный батальон из 300 бойцов. Командиром этого батальона стал пограничник, старший лейтенант М.А. Голованов, комиссаром – директор Наро-Фоминской школы № 6 В.Г. Тишечкин, начальником штаба – лейтенант милиции Шибицкий.  Перед московскими ополченцами в первую очередь встала важная задача — научиться воевать. Но серьёзным препятствием этому было отсутствие оружия.  Ветераны 4-й дивизии народного ополчения Куйбышевского района, позднее переименованной в 110-ю стрелковую дивизию, на страницах книги «По призыву Родины» рассказывали в своих воспоминаниях о том,  как  приходилось это оружие имитировать. Например, командир первой батареи артиллерийского дивизиона 76-миллиметровых орудий лейтенант М.В. Шатрюк, окончивший Сумское артиллерийское училище, во дворе школы № 310 г. Москвы  из дров соорудил «орудие»,  расставляя около него расчёт, разъясняя при этом действия каждого бойца. Но так длилось недолго и уже в середине июля все созданные в Москве дивизии народного ополчения были направлены на Можайскую линию обороны. Ополченцы Куйбышевского района вспоминали, что в кузове каждой машины, перевозившей их в ночь на 11 июля из Москвы в район Вязьмы и Ново-Дугино, сидело по 20 бойцов, вооружённых одной лишь винтовкой на всех и пятью патронами к ней.  Только к 25-му июля дивизия, наконец получила оружие, причём состоявшее только из старых французских и польских винтовок и пулемётов системы «браунинг», которые не были готовы к боевому применению. Значительная часть этого оружия требовала ремонта. На каждую винтовку было выдано 150 патронов и 2000 штук патронов на пулемёт. Ополченцы по поводу этих винтовок горько шутили: «Не в шумном пиру друзья познаются, они познаются бедой. Коли горе коснется, да слёзы польются, всякий заплачет с тобой»  имея в виду техническое состояние этого устаревшего со времён Гражданской войны оружия, предназначавшееся для боевых действий со смертельным и обеспеченным современным вооружением врагом [9].
Но вскоре после этого, все сформированные дивизии народного ополчения были реорганизованы в стрелковые соединения, вошедшие в состав Западного и Резервного фронтов.  Все они получили новое оружие и новые  наименования.  Из них: 1-я  дивизия народного ополчения стала именоваться – 60-й  стрелковой дивизией (сд); 2-я – 2-й сд;  4-я – 110 сд; 5-я – 113 сд;  6-я – 160 сд; 7-я – 29 сд; 8-я – 8 сд;  9-я – 139 сд; 13-я – 140 сд, 17-я – 17-й сд; 18-я – 18 сд и 21 – 173 сд.  В начале октября 1941 года  17-я , 173-я  и 60-я  стрелковые дивизии, бывшие Москворецкого, Киевского и Ленинского ДНО,  в составе 33-й армии  примут свой первый бой под Спас-Деменском, где попадут во вражеское окружение при осуществлении немцами операции «Тайфун», нацеленной фашистами на Москву [10]. 


Мы же в свою очередь продолжим  с того, что 17 октября 1941 года в 11 часов начались первые бомбардировки с воздуха немецкой авиацией самого Наро-Фоминска. Они следовали одна за другой. Город горел, рушились здания, была прервана связь, выведен из строя водопровод, от этих разрушений образовалось много завалов, появились первые убитые и раненные.   Местные жители вспоминали такой эпизод, вписанный в историю города, как вражеский «мессершмитт» на бреющем полёте гонялся за пожарной машиной, поливая её пулемётным огнём. Только бесстрашие водителя Катеренчука спасло этот боевой расчёт  пожарных. Во втором часу дня город подвергся новой бомбардировке, которая продолжалась до 17 часов. Город вновь объяло пламя  пожара. Одна из бомб попала в гараж фабричной пожарной команды, где погиб её дежурный телефонист  В.Ефимов  и  был убит начальник караула И. Гришин, тяжело ранен пожарный Коряжкин.  При тушении пожара был сброшен с крыши взрывной волной   П. Сазонов.  От взрыва  бомбы в одном из домов сразу же погибло 17 человек мирных жителей [11].  


В оперативной сводке штаба Западного фронта на 19 октября 1941 года за № 235 сообщалось об оборонительных боях 33-й армии на территории Верейского  и  Наро-Фоминского районов. В состав армии входили 222-я, 110-я, 113-я стрелковые дивизии  151-я мотострелковая и 9-я танковая бригады.  Из них: 151 мсбр, оставив город Верею, занимала оборону по восточному берегу реки Протва от деревни Рождественно до  селений Загряжское  и  Волчонки. Две дивизии армии 110-я и 113-я оборонялись на рубежах Боровского и Наро-Фоминского районов. От Боровска в сторону Наро-Фоминска  враг силою до батальона занял деревню Митяево Боровского района  и  к деревне  Кузьминка Наро-Фоминского района выдвинул до 20 танкеток. В эти сутки 222-я стрелковая дивизия 33-й армии находилась ещё на марше к месту своей дислокации в районе Наро-Фоминска, которое займёт у деревни Головеньки [12]. 


Между тем, ещё 11 октября, когда враг стал продвигаться по направлению   от Медыни к Боровску – в обход Малоярославца, а затем и  к Наро-Фоминску,  сложилась весьма сложная обстановка по обеспечению обороны  Наро-Фоминского направления. Куда 11 – 13 октября 1941 года из района озера Селигер на железнодорожную станцию Балабаново прибывала 110-я стрелковая дивизия, бывшая 4-я ДНО Куйбышевского района города Москвы. Она вместе с 113-й стрелковой дивизией (5-я дивизия народного ополчения Фрунзенского района) обороняли Боровск, который 14 октября 1941 года  немцам удалось захватить. До 17 октября советские войска ещё пытались его вернуть, но успеха не имели. С захватом Боровска враг,  уже угрожал  непосредственно Наро-Фоминску к которому, от деревни Митяево через Кузьминку   вела старая,   Боровская дорога,  по ней в 1812 году из Москвы отступал Наполеон, а при  Дмитрии Донском следовали  дружины Владимира Храброго на Куликово поле.
По Киевскому шоссе от Балабаново,  и по  Варшавскому шоссе от Малоярославца через Подольск, пролегали прямые дороги до самой Москвы.   Таким образом, на юго-западной части Подмосковья складывалось весьма угрожающее положение, враг рвался  непосредственно к столице.   С 18 октября 1941 года был назначен новый командующий вновь сформированной 33-й армии  генерал-лейтенант Михаил Григорьевич Ефремов, взамен её прежнего командарма комбрига  Д.П. Онуприенко.  Дмитрий Платонович Онуприенко возглавлял 33-ю армию при первом её формировании с 17 июля  до 18 октября 1941 года. В начале октября его армия в составе 17-й, 60-й и 173-й стрелковых дивизий,   Резервного фронта осуществляла  оборону западнее Спас-Деменска и которые при прорыве немцев в ходе их операции под кодовым названием «Тайфун» попали в окружение.  Только при выходе из него, понеся большие потери, этим дивизиям всё же удалось вырваться из вражеского котла и расположиться на других боевых участках фронта, где они продолжали воевать  в составе уже других армейских соединений. Сам же Онуприенко вместе со своим штабом и тыловыми частями потерял управление своими разрозненными дивизиями и переместился к Малоярославцу. Учитывая важность обороны на подольском и наро-фоминском направлениях, Ставка ВГК приказала объединить действующие здесь войска (110, 113, 222-я сд, 151-я мсбр и 9-я тбр) под управлением  вновь сформированной 33-й армии  генерал – лейтенанта  М.Г. Ефремова [13]. Ну, а комбриг Д.П. Онуприенко стал его заместителем. Заметим, что  перед  войной звание комбрига в строевых войсках было отменено и сохранялось лишь в войсках НКВД. Сам Дмитрий Платонович Онуприенко начинал свою службу именно в  войсках НКВД СССР. В романе Константина Симонова «Живые и мёртвые» его герой Серпилин  командир дивизии по своему званию был комбригом.  А сам этот роман достаточно выразительно и правдиво отображает события Смоленского сражения и битвы под Москвой.


На рассвете 21 октября 1941 года на железнодорожную станцию Апрелевка Наро-Фоминского района в состав 33-й армии  прибыл 175-й стрелковый полк 1-й Гвардейской Московской мотострелковой дивизии, известной в довоенное время, как Московская стрелковая Пролетарская дивизия.  В своём прошлом,  созданная в 1926 году,  была участницей многих парадов на Красной площади и  располагалась  частью в Алабино Наро-Фоминского района, а частью непосредственно в Москве.  Отсюда она и  направилась рано утром 23 июня 1941 года на фронт, а в суровом октябре вернулась обратно под Наро-Фоминск для его обороны, но уже к этому времени  ставшей заслуженной боевой и овеянной гвардейской славой  дивизией. Следуемые за 175-м стрелковым полком 6-й мотострелковый полк, часть дивизионной артиллерии А.М. Ботвинника и 5-я танковая бригада подполковника М.Г. Сахно, ещё задерживались где-то в пути. Командир 175-го стрелкового полка подполковник П.В. Новиков, следуя вместе со своей частью мимо Алабинских военных лагерей к Наро-Фоминску, не преминул заглянуть в свой бывший лагерный домик и казармы красноармейцев полка, где они дислоцировались до начала войны. Окна помещений лагеря были по-хозяйски  заколочены досками, ожидая своих новых будущих хозяев. В победное послевоенное время  Алабинские лагеря заняла не менее именитая Таманская мотострелковая дивизия.


Московской  мотострелковой дивизии  полковника А.И. Лизюкова ставилась задача: в 6 часов утра 22 октября от Наро-Фоминска  выдвинуться на рубежи в 3 – 4 километрах западнее и юго-западнее от города, где и занять оборону.   Её 175-й мотострелковый полк должен был занять рубеж у деревни  Алексеевка, железнодорожный разъезд 75-й километр (ныне станция Латышская) и  деревню Котово, с задачей прикрыть Наро-Фоминск со стороны Вереи и Боровска;  6-й мотострелковый полк  должен выдвигаться к деревням  Елагино  и  Горчухино для прикрытия города с юга, со стороны Балабаново.  Но, ввиду того, что 6-й мотострелковый полк и танкисты Сахно запаздывали к своему месту назначения, П.В. Новиков поставил батальонам другую задачу: Командиру 1-го батальона старшему политруку Антонову он приказал выдвинуться с рассветом на рубеж Алексеевка, высота 201,8 и оседлать дорогу из Наро-Фоминска на Боровск. Командиру 3-го батальона капитану Красночиро следовало занять разъезд 75-й километр и Котово. Старшему лейтенанту Андронову после ночной разведки предстояло с силами 2-го батальона, сосредоточится в самом Наро-Фоминске во втором эшелоне полка [13]. Но сложившиеся обстановка диктовала другие условия.         

Из оперативных сводок Генерального штаба на 22 октября 1941 года 110-я дивизия отошла на линию обороны по реке Нара и деревень  Горчухино – Слизнево – Каменское. Немцы захватили   Горчухино и Атепцево.  Гвардейцы А.И. Лизюкова занимали рубежи в Наро-Фоминске [14]. 


Вместе с тем, бойцы Наро-Фоминского истребительного батальона М.А. Голованова до этого охраняли важные объекты, вели борьбу с вражеской агентурой (задержали ракетчика и взяли в плен двух лётчиков). К 18 октября батальону поручалось оборонять юго-западную часть Наро-Фоминска у деревни Котово и удерживать эти рубежи до подхода  частей Красной Армии. Однако  подробностей  действий истребительного батальона Голованова на этот момент времени  Книга памяти Наро-Фоминского района не содержит [15].  Но 21 – 22 октября 1941 года в результате боёв за город немецким войскам удалось захватить его юго-западную часть и выйти к реке Наре.  Не  мог предполагать  подполковник П.В. Новиков,  командир 175-го полка оборонявшего город, что враг просочится к Наро-Фоминску не со стороны Боровска по ведущей от него дороги,  где  врага на высоте 201,8 ожидали  бойцы 1-го батальона.   А со стороны  Алексеевки, где в перестрелке с немецкими автоматчиками он и его адъютант Николай Штейн  и погибли. После войны улицу Ташировскую в Наро-Фоминске или как иначе её ещё называли Ташировское  шоссе, назовут улицей Новикова в память подполковника  Павла  Вениаминовича Новикова. На стене двухэтажного жилого  старого кирпичного здания укрепят памятную доску в память о нём. Вероятно, именно на  этом месте Новиков и погиб, возвращаясь на своей командирской машине в штаб дивизии. Лишь доведём для сведения нашего читателя, что улица Ташировская (Ташировское шоссе) до своей  застройки, начавшийся  с 1976 года, проходила напрямую через  частный сектор города,  мимо средней школы № 3 ( с 1983 года здание военкомата) и вела  до нынешней городской поликлиники.  Затем она сворачивала вправо, мимо  речушки Бутырки, впадающей в Нару и мимо деревни Турейка вела к Таширову,  ввиду чего и взяла своё название.


Как  пишет в своей книге Павел Григорьевич Кузнецов, передовым отрядам немецких автоматчиков обходя Наро-Фоминск, удалось выйти  к железнодорожным станциям Зосимова Пустынь и Бекасово.  Но принятыми мерами  враг здесь был остановлен.  Вместе с тем,  в материалах оперативных сводок Генерального штаба  Красной Армии за октябрь 1941 года сведения по этому поводу отсутствуют. Но братское захоронение  в деревне Пожитково,  располагавшиеся  рядом со станциями   Бекасово и Зосимовой  Пустыни, где погребены бойцы 110-й и 222-й стрелковых дивизий с очевидностью подтверждает этот факт. В истории обороны Наро-Фоминска много  чего  не известного.  Да и историки признают, что битва под Москвой ими до конца не изучена, чему мы находим подтверждение и в братских захоронениях.


В свою очередь подразделения 175-го стрелкового полка, не смотря на захват юго-западной части города, продолжали удерживать часть цехов Наро-Фоминской текстильной фабрики на правом берегу реки Нары. По её фабричной плотине на  левую сторону реки выходили попавшие в окружение под деревней Алексеевка часть бойцов   110-й стрелковой дивизии вместе с майором Беззубовым.  В дальнейшем называвшийся,  как  отряд  Беззубова.  На него полковник Лизюков  возложил оборону  левого берега реки Нара западнее Конопёловки и наро-фоминского военного городка танкистов [16]. 


Для нынешнего читателя лишь напомним, что посёлок Конопёловка был образован из вольнонаёмных строителей,  возводивших  с 1929 года  военный городок для  личного состава и членов семей механизированной бригады имени Калиновского, ныне превратившейся в жилой квартал «Кантемировский» города Наро-Фоминска.  А на месте  посёлка Конопёловка  располагается ныне улица  Ермолаева – лейтенанта-танкиста Кантемировской дивизии, погибшего в годы Великой Отечественной войны.  
Наро-Фоминский рубеж обороны 33-й армии  в октябре 1941 года проходил от Нарских прудов вниз по реке Наре до деревни  Романово  общей протяжённостью  по фронту до   30 километров.  От деревни  Маурино и до Таширово   располагалась  222-я стрелковая дивизия полковника Тимофея Яковлевича Новикова, которой он командовал до конца ноября 1941 года.  В её составе были  457-й, 479-й, 774-й стрелковые  и 486-й  артиллерийский  полки.   От Таширово через Наро-Фоминск и до кирпичного завода,  где ныне располагаются дачи «Старых большевиков» вела оборону Гвардейская мотострелковая дивизия полковника Лизюкова  состоявшая из 6-го, 175-го стрелковых полков, 5-й танковой бригады, 13-го лёгкого артиллерийского полка и отряда майора Беззубова, включавшего в себя бойцов 1289 стрелкового полка 110-й стрелковой дивизии.  От кирпичного завода до деревни Слизнево оборонялась 110-я стрелковая дивизия полковника Иосифа Ивановича Матусевича. В неё входили   1287-й, 1291-й  стрелковые  и  971-й  артиллерийский  полки.  От Слизнево  до деревень Рыжково и Романово оборонялась 113-я стрелковая дивизия полковника Константина Ивановича Миронова, имевшая в своём составе 1288, 1290,   1292-й стрелковые и 972-й артиллерийский полки [17].


Центр обороны 33-й армии был в Наро-Фоминске и возлагался на 175-й мотострелковый полк.  Сам же полковник А.И. Лизюков руководил обороной города из Никольской церкви, а  штаб 33-й  армии  генерал-лейтенанта  находился в деревне Ново-Фёдоровке  к северу от города,  рядом с городским кладбищем.  После гибели П.Г. Новикова командовать 175-м мотострелковым полком, было временно поручено  майору  Н.П. Балояну [18].  Свои послевоенные воспоминания об обороне на Наро-Фоминском направлении полковник и бывший заместитель командира 1-й Гвардейской Московской мотострелковой дивизии Нерсес Парсеевич Балоян оставил в написанном им очерке «Гвардейцы», который выложен на сайте поискового отряда «Патриот» Наро-Фоминского района.


Утром 27 октября немецкое командование ввело в бой шесть дивизий, и после артиллерийской подготовки противник перешёл в атаку по всему фронту, особенно в районах Литвинова, Наро-Фоминска и Каменска. Имея превосходящие силы, враг потеснил 1-ю гвардейскую мотострелковую Московскую дивизию за реку Нару, но силами дивизий армии атаки врага были отбиты. В последующие дни 28 и 29 октября бои продолжались. Лишь в полосе обороны 110-й стрелковой дивизии на восточном берегу Нары врагу удалось захватить Горчухино и Атепцево.


В боях на Наро-Фоминском направлении гитлеровцы несли тяжёлые потери в живой силе и технике. По сообщениям пленных, 158-я пехотная дивизия немцев с 22 по 28 октября потеряла только убитыми 1600 человек. Не меньшие были потери и в других дивизиях врага [19].


Противник был вынужден перейти к обороне по западному берегу реки Нара. Весь ноябрь также проходил в неутихающих боях.  А в первых числах декабря 1941 года немцы вновь попытались прорваться к Москве из района Таширово на Кубинку и  в полосе обороны 110-й стрелковой дивизии деревень Савёловка – Могутово общим направлением на Кузнецово с попыткой выйти  к Киевскому шоссе.  Но, эта затея, как назвал её в своей книге «Восточный фронт» Пауль Карель, не удалась.


7. Книга Памяти (Наро-Фоминского района), Т.15,М., «Мысль», 1998 г, С 33.     
8. Там же.
9. Ю.В. Виноградов, С.М. Широков. «По призыву Родины». М., 1995. С 17 – 20.
10. Валерий Ипатов, «Ополчение», Наро-Фоминская газета «Центр города», №42 (309), от 13.10.2011 г.
11. Л. Дробышевский, «На берегу Нары», «Московский рабочий», 1975, С 65 – 66.
12. ЦА МО РФ, ф.16, оп. 1071 сс, д.3546, л. 27 – 37.
13. Н.Я. Комаров, Г.А. Куманёв, «Битва под Москвой. Пролог к Великой Победе», М., 2005, С – 120.
14. П.Г. Кузнецов, «Пролетарская Московско – Минская», Министерство обороны СССР, М., 1975, С 162 – 164. 
15. ЦА МО РФ, ф.16, оп. 1071 сс, д. 3546, л. 63 – 74.
16. Книга Памяти (Наро-Фоминского района), Т.15, М., «Мысль», 1998, С  34.
17. П.Г. Кузнецов. Пролетарская Московско – Минская, Министерство обороны СССР, М., 1975, С 176.
18. Книга памяти (Наро-Фоминского района), Т. 15, М., «Мысль», 1998, С36.
19. П.Г. Кузнецов, «Пролетарская Московско – Минская», Министерство обороны СССР, М., 1975, С 183.

23 июня 1941 года
Военный призыв 1941 года
Немецкая авиация на бомбёжке
Устройство танковых рвов
Карта Вяземского окружения
Бои за Наро-Фоминск (22-23 октября 1941 г.)
1941 год. Ленина 42-я  казарма после попадания бомбы, сейчас дом 11
Взорванный ж.д мост через Нару
Воинский мемориал в Щекотино ополченцам Куйбышевского района Москвы
Наро-Фоминский рубеж
Новиков П.В.
Памятная доска П.В. Новикову
памятник в Пожитково