© Сайт "Боровский тракт" 2011-2016

ВОЗРОЖДЕНИЕ


После освобождения Наро-Фоминского и Верейского районов от немецко-фашистских захватчиков на их территории силами местного населения, под руководством комитетов ВКП(б), городских исполнительных и сельских Советов начиналось восстановление разрушенного войной хозяйства. Урон от неё был не малый. Общий материальный ущерб в целом по районам составлял 400 миллионов 937 тысяч рублей. Более 5,5 тысячи человек погибли при бомбёжках или были замучены, расстреляны, ранены и искалечены войной.  


Гитлеровцами взорвали и уничтожили  6152 жилых дома, 660 тысяч квадратных метров ведомственного, коммунального и кооперативного жилья, полностью уничтожили 139 сёл и деревень. За 92 дня оккупации   фашистами  была подвергнута  огню и разрушениям значительная часть Вереи. В руинах стоял и сам Наро-Фоминск. Его прядильно-текстильная фабрика была сильно разрушена, представляющая собой лишь остов, построенных до революции каменных стен фабричных производств и пустые глазницы окон жилых казарм, в которых проживали до войны семьи рабочих.


На оккупированной немцами  сельской местности были сожжены 852 хозяйственной постройки и 1174 жилых дома, 20 школ, 104 скотных двора. Например, только в Таширове после прорыва немцев 1-4 декабря 1941 года к Москве, были превращены в пепел, машинно-тракторная станция, библиотека, клуб, новая двухэтажная школа-семилетка, дом отдыха, пионерлагерь на 450 детей, магазин, чайная. Гитлеровцы в оккупацию отобрали у колхозников на селе 1740 коров, 1710 свиней, 3930 овец. На сельских улицах вдоль дорог стояли лишь сохранившиеся от огня почерневшие от копоти каменные печи с одиноко возвышающимися трубами деревянных домов.  Подвергнутые в 1930-е годы борьбы большевизма, с религией разграбленные ими  храмы, являющиеся памятниками  культуры и зодчества, немцами были осквернены и доведены до полного разрушения.  Следует заметить лишь после военных событий 1942 – 1943 годов государством по отношению к Русской Православной Церкви устанавливается  определённое послабление, являющиеся началом духовного возрождения всей русской нации.  Конечно, прежде этому послужило то патриотическое движение, которое развёртывалось  церковью  среди  верующих. Ещё  22 июня 1941 года в первый же день войны, совпавший с празднованием памяти Всех святых, в земле Российской просиявших, Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий составил «Послание пастырям и пасомым Христовой православной Церкви», в котором раскрыл антихристовую сущность фашизма и призвал верующих на защиту Отечества от «жалких врагов православного христианства». Это послание было распространено по всем епархиям и приходам. Уже после этого в своих письмах в Патриархию верующие сообщали о повсеместно начавшихся добровольных сборах пожертвований на нужды фронта и обороны страны. Эту их роль нельзя не  оценивать, поскольку на эти средства создавались танковые колонны и эскадрильи, стрелковое и артиллерийское вооружение. В тылу врага патриотически настроенные священники оказывали помощь партизанскому движению и развёрнутому против фашистов подполью. 


Ну, а восстанавливать разрушенное хозяйство на территории Наро-Фоминского района после  немецкой оккупации предстояло с самого нуля. Председатель Наро-Фоминского горисполкома Ф. Евсиков  в своих воспоминаниях писал: «Прибывшие  в город партизаны и работники горсовета в первую очередь столкнулись с вопросом о ночлеге, ночевать было негде: в восточной части города подходящего дома для ночлега не оказалось, а в западную часть, которая была заминирована, пройти было нельзя».  Но, уже после освобождения Наро-Фоминска  30 декабря 1941 года в Апрелевке состоялось  заседание бюро Наро-Фоминского ГК ВКП(б), на котором рассматривались  первоочередные задачи по восстановлению города. Первая из них состояла в обеспечении возвращающихся жителей жильём. Если в декабре 1941 года в самом городе проживало не более 200 человек, то уже к 10 января 1942 года их стало проживать около 3 тысяч.   Под жильё приспосабливали разрушенные дома, погреба сараи и сохранившиеся после боёв блиндажи. На четвёртый день после освобождения заработала пекарня. Расчищались заваленные  снегом  железнодорожные пути на станции Нара. В первой половине февраля уже заработал и хлебозавод. Была восстановлена электростанция, организована торговля и общественное питание. А в середине марта заработал и водопровод.


Но всё же главной заботой стало восстановление прядильно-ткацкой фабрики. На фотографиях послевоенного Наро-Фоминска, которые выложены на нашем сайте и хранящиеся в фондах районного краеведческого музея хорошо видно, как город и его окрестности выглядел после своего освобождения. Несмотря на эти колоссальные разрушения, правительство приняло решение с заданием, чтобы к 1 июня 1942 года запустить в производство 31-у тысячу веретён. С 6 января 1942 года, начались восстановительные работы  на электростанции фабрики,  и к 25 января  бригада Н. Андриашина уже закончила ремонт всех питательных и приводных линий котлов, а бригада Селдина подготовила к пуску турбогенератор. К апрелю на фабрике заработали  механический, деревообрабатывающий и лесопильный цеха.  В бетонном корпусе были заделаны все пробоины от снарядов и бомб, заново сделаны перекрытия, отремонтирована кровля зданий. После всего этого началось укомплектование и монтаж производственного оборудования.  


Работы по восстановлению фабрики и жилых зданий проводились днём и ночью.  При этих работах заслужили свой рабочий авторитет плотники И. Соланов и А. Андропов, которые вскоре стали бригадирами.  Самоотверженно трудились на восстановлении оборудования фабрики работницы Барабанова, Терехова, Тышковская, бригады Ф.Серова и Л.Гаврилова. Их труд дал свои первые результаты: к 20 мая 1942 года на фабрике заработали многие машины. Партийная и профсоюзные организации проводили семинары, обмен опытом работы лучших тружеников, мобилизовывали рабочих на достижение высоких результатов в труде. На страницах районной газеты «Сталинец», того времени Т. Соколова, Е. Лантакова, веретенщица Н. Шведова, помощница мастера ватерных машин  Н. Савина рассказывали, как они восстанавливали оборудование, и обещали перевыполнять сменные задания.


Высокую оценку работе по восстановлению фабрики дал председатель Наро-Фоминского горисполкома Ф. Евсиков, особо отметив её директора Жиздрикова, вернувшегося на своё прежнее место после возвращения наро-фоминских партизан в город. Отмечены им были и заместитель директора фабрики Кулагин, а также работники электростанции М. Колчев и Филимончиков.


В Наро-Фоминске была возобновлена работа 18 артелей, которые выпускали обувь, телогрейки, шапки, шарфы, носки, маскировочные халаты и плащ-палатки. Колхозы стали посылать фронту с неокуппипрванных территорий зерно, картофель и  другие продукты. Один за другим из города отправлялись вагоны, а то и целые эшелоны  с металлоломом, собранным комсомольско-молодёжными бригадами. Школьники вместе с учителями помогали фронту. Они собрали 150 тонн металлолома  и сами грузили его в вагоны для отправки на завод в переплавку.       


С решением вопросов экономики города и района, стали решаться и многие вопросы социального характера. Так  в январе 1942 года на Наро-Фоминской фабрике была восстановлена и пущена городская баня. В марте был восстановлен фабричный клуб, где стали демонстрировать и кинофильмы. Бригада строителей отремонтировала жилые дома №18, 36, 37, 38, а к апрелю в них стало проживать свыше 6 тысяч человек. При восстановлении дома № 16 рабочие для ускорения работ вынуждены выполнять их вручную. Они на руках переносили кирпич, расчищали  завалы строительного мусора, проводили другие необходимые работы.


В итоге через полгода напряжённого труда в Наро-Фоминске на полную мощность заработала электростанция, водопровод удалось запустить в эксплуатацию прядильно-ткацкую фабрику, были восстановлены семь артелей, три бани, три столовые, открыт родильный дом, аптека, туберкулёзный диспансер, детская поликлиника, больница. Заработали магазины Мосторга. Возведены три больших моста через Нару, автомобильный, железнодорожный и третий, сохранивший своё прежнее название «тюремного» на окраине города.   Было восстановлено 24 дома в городе, полезной площадью 6798 квадратных метров, убраны и уничтожены 20 тонн нечистот, оставшиеся от войны людские трупы, включая и немецкие захоронения. Город начинал жить новой полнокровной жизнью, продолжая восстанавливать разрушенное войной хозяйство. «Все силы на восстановление родного города и помощь фронту!»  – такой был лозунг у наро-фоминцев.


В тяжелейшем положении  после изгнания гитлеровцев находилось сельское хозяйство колхозников Верейского и Наро-Фоминского районов. Тракторов и лошадей не было, землю пахали на волах и коровах, а порой и вручную, запрягая людей в плуги и бороны. В довоенное время хорошую производственную известность имел совхоз «Верейский», а до этого тут располагался колхоз «12-й Октябрь». В самом этом колхозе после трёхмесячной немецкой оккупации  из 60 разрушенных и сожжённых домов оставалось всего пять. При наступлении весны колхозникам были выделены семена для посева, которые были привезены на железнодорожную станцию «Дорохово». Ввиду того, что транспорта не было, а до деревни было 40 километров, восемь женщин на собственных плечах перенесли несколько тонн этих семян и вручную засеяли ими 22 гектара земли.  Первыми за плуг встали Мария Жандарова, Татьяна Мамаева, Анна Бердина. Люди колхозов самоотверженно, полуголодные отдавали все свои силы по возрождению сёл и деревень нынешнего Наро-Фоминского района.


В послевоенное время в истории Наро-Фоминска и всего района произошли многие события по  возрождению от руин немецкой оккупации и понесённой ими разрухи.  Но, впереди Наро-Фоминск ожидали новые трудовые свершения, в результате которых он превратился в один из прекраснейших городов Московской области. О том, как всё начиналось, как и кем строился город и район в последующем материале.     


По материалам Книги памяти Московской области (Наро-Фоминский район), Т 15, издательство «Мысль», М., 1998. С 49 – 50.

Так выглядел Наро-Фоминск при освобождении: