© Сайт "Боровский тракт" 2011-2016
Селятино, Алабино, Жедочи ... Валерий Ипатов

Деревня Селятино лежит на бывшем Боровском тракте. К настоящему времени она слилась с одноимённым посёлком городского типа Селятино, который вырос в стороне от своего коренного исторического места и превратился в один из крупных населённых пунктов Наро-Фоминского района. Своё развитие, этот посёлок начинал в 1956 – 1957 годах с размещения здесь крупной строительной организации Министерства среднего машиностроения СССР, треста «Гидромонтаж». Была расширена железнодорожная станция «Селятино», открытая ещё в 1926 году, которая собственно и дала название самому посёлку. А рядом с ней стало разворачиваться широкое строительство промышленной и технической базы треста. Тут же строился рабочий посёлок, представлявший из себя в начале своего зарождения, лишь несколько двухэтажных жилых домов. Сейчас Селятино современный и благоустроенный населённый пункт городского типа, с многоэтажными жилыми комплексами, обеспеченной социальной инфраструктурой, школами, детскими садами, поликлиникой, культурным и спортивным центрами, торговыми предприятиями. В 2004 году Селятину присвоили статус посёлка городского типа. Ну, а уже в 2005 году было образовано, как самостоятельное муниципальное образование городское поселение Селятино, с входящими в него населёнными пунктами: Алабино, Жедочи, Глаголево, Новоглаголево, Мишуткино, Свитино, Сырьево, Софьино, посёлком «Отличник» и деревней Лисинцево, перешедшей из Новофёдоровского сельского округа. А вот деревня Селятино в состав одноимённого посёлка не вошла.

Вместе с тем, сама деревня Селятино имеет более чем четырёх вековую историю. В писцовых книгах Боровского-Пафнутьева монастыря записано: «За упомянутымъ же Пафн. м-ремъ издревле еще до 93 г. (1585 г. – пр. автора) при вел. государехъ и вел. князьях IоаннѢ ВасильевичѢ, ѲеодорѢ IоанновичѢ, во владѢнiи была пожалованная вотчина въ Моск. уездѢ пустоши сельцо Ильинское и Селятино и слц. тожъ Чернышово со всѢмъ къ ним принадлежащими пустошьими и угодьи». В период Смутного времени было разрушено много православных храмов, а принадлежавшие церкви вотчины с деревнями, опустошены и заброшены. Это бедствие коснулось и Боровского – Пафнутьева монастыря, стены которого ещё до 1618 года продолжали защищать Московскую землю от польско-литовского вторжения. Для сохранения данных ранее монастырю вотчин к царю Михаилу Романову было направлено обращение, и в 1624 году царь собственной подписной грамотой подтвердил владение ранее приданных обители земель, включая и деревню Селятино на речке Селятинке, с окружающими её территориями. Затем 14 мая 1680 г. и 14 октября 1685 года государи Фёдор Алексеевич и Пётр Алексеевич также подписали аналогичную грамоту.

По писцовым книгам монастыря 136 и 137 гг. (1628-1629 гг.), составленным на основании межевания земель, в округе нынешнего Селятино упоминаются следующие владения Пафнутьева монастыря. Это сёла: «Ильинское, Володимирово большое на ручье Посерне у Малой Пахры и Чернышево на белом камне». А затем идут пустоши: «Вараскино, Чиркино, Юлохнино, Юлофтино тоже, Володимирово малое на Малой Пахре, Лытарево на Малой Пахре, Рытово, Рышково тоже, Шеврино на речке Березовка, Пустино, Лустино тоже на речке Шедеевке у болота, Яткино, Евсеенское, Шернино на Малой Пахре, Лисицыно у болота Чернавки, Селятино на речке Селятинке, Князищево на Малой Пахре, Волохово, Аксиньино на речке Свинорье, Ермаково, Климчиково, Климково, Воронино на Малой Пахре, Дерашкино у болота Чернявки, Убитая на реке Селятинке, Подъелки, Юрино, Заворино, Торопово, Задорожье, Пузиково на Крутиловском враге, Вишенки». Наименование сёл и пустошей приведены в старой транскрипции, как и были записаны в книге «Боровск. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий», изданной в 1888 году московской типографией М.Г. Волжанинова.

Однако, несмотря на жалованные грамоты государей, Ильинское с деревнями и Княжищево с прилегающими угодьями были жалованы в 1706 году Указом Петра I барону Петру Павловичу Шафирову, с обязательством, чтобы данную ему вотчину «не продавал, не закладывал и не разорял». В 1713 году Пётр Шафиров бьёт челом великому государю в Поместный приказ о строительстве деревянной церкви в Княжищеве в честь Петра митрополита Московского, Киевского и всея России, которую построили и освятили в 1714 году. Затем уже его сын Исай в 1737 году тоже обратился в Синод о строительстве новой церкви и предела к ней в честь Исая Ростовского Чудотворца. По названию церкви село Княжищево переименовывается Шафировыми в Петровское, а село Ильинское становится сельцом. Отличие сельца от села заключалось в том, что в сельце устраивался усадебный дом помещика, а в селе церковь. В деревне же не было ни того и ни другого. Возможно, что Шафиров задумывался устроить здесь свою родовую усадьбу, что было модным и престижным в XVIII веке, причём начиналось всё это, прежде всего со строительства церкви, объекта увековечивающего имя её устроителя. Следует упомянуть, что Шафировы не были крупными землевладельцами, как например многие известные боярские и княжеские фамилии того времени. Не были они и столбовыми дворянами, относящие себя к древнему потомственному дворянству. Единственное, чем они обладали, позволявшее им занять одно из ведущих мест в окружении аристократических кругов и самого царя, их незаурядные способности. Отец Петра Шафирова, еврей из Смоленска по имени Шафир, при взятии города русскими войсками попал в плен. Затем был крещён с именем Павел Филиппович. По утверждению русского историка В.О. Ключевского, он был на службе у боярина Хитрово, но знания нескольких языков открыли перед ним двери Посольского приказа. Переселившись в Москву, Павел Филиппович параллельно с дипломатической деятельностью занимался торговлей. При царе Фёдоре Алексеевиче был возведён в дворянское достоинство. Своему сыну Петру он дал прекрасное образование и знание иностранных языков, который начал свою карьеру в 1691 году переводчиком Посольского приказа и обратил на себя внимание Петра I, видимо ещё при первом путешествии царя в Западную Европу. Пётр Шафиров за свои дипломатические заслуги был возведён в бароны, достиг должности вице-канцлера и награждён орденом Святого Андрея Первозванного. В 1722 году Павел Петрович Шафиров заслужил чин действительного тайного советника, соответствующий Табели о рангах, генерал-аншефу и был назначен сенатором. Но, в 1723 году в результате дворцовых интриг был лишён чинов, титула барона, имений и приговорён к смертной казни, заменённой Петром I на ссылку. По дороге в Сибирь, Шафирову и его семье, дозволили остановиться «на жительство» в Нижнем Новгороде. Только после смерти Петра Великого при Екатерине I с Шафирова сняли опалу. Ему вернули дворянство, титул барона, чины и имения. В 1733 году Пётр Павлович становится вновь сенатором и президентом коммерц-коллегии. После его смерти в 1739 году наследниками данных Петром I владений, в округе нынешнего Селятино, становятся его сыновья Исай и Яков. Кроме них у Петра Шафирова было ещё пять дочерей, которых он удачно выдал замуж, породнившись со знатными семьями князей Гагариных, Салтыковых и др. Яков умер в молодом возрасте за границей, куда был послан для обучения и Исай стал единственным наследником владений отца в Петровском, Володимирово, Ильинском. Но судьба его к концу жизни была печальна, хотя начало её складывалась весьма благополучно. Родившись в 1699 году, Исай Шафиров получил хорошее домашнее образование. Затем был отправлен учиться в Париж, где в совершенстве овладел несколькими иностранными языками. Вернувшись в Россию, стал служить в Коллегии иностранных дел. В июле 1721 года женился на Евдокии Андреевне Измайловой, дочери ближнего стольника А.П. Измайлова, бывшего российского посла в Дании. После помилования отца и возвращения его в Петербург Исай Петрович служит в Герольдмейстерской конторе, Вотчинной коллегии и Камер-коллегии. В 1741 году был произведён в статские советники, что в соответствии с Табелем о рангах Петра I приравнивалось к воинскому званию генерал-майора. Однако в дальнейшем он пристрастился к спиртному, азартным играм и «неслыханным и безумным шалостям». Из-за чего с 1747 по 1749 годы содержался в заключении Донского монастыря. Несмотря на принимаемые правительством в отношении его меры, он успел всё же, что было у него продать, или проиграть в карты. После смерти в 1756 году его дети остались без средств, и лишь участие императрицы Елизаветы Петровны спасло их от нищеты.

В 1749 году ввиду нарушения обязательства не продавать, и не разорять переданные Шафирову в вотчину в прошлом монастырские земли, Архимандрит Боровского – Пафнутьева монастыря Митрофан Шеинков, обратился в Государственную Вотчинную коллегию с прошением о возвращении их монастырю, так как они были проданы в 1745 г. Исаем Шафировым генерал-лейтенанту Алексею Ивановичу Тараканову. (Из других источников Петровское перешло Тараканову в счёт долгов Шафирова – пр. авт.). В своём письме в Вотчинную коллегию Митрофан Шеинков о Тараканове выразился, как о малоизвестном лице. Здесь Архимандрит Боровского – Пафнутьева монастыря в своём письме видимо лукавил, поскольку А.И. Тараканов не был в то время малоизвестным лицом. Свою карьеру он начал в 1700 году в чине поручика и за всю свою 52-х летнюю государственную службу был губернатором Смоленска, затем начальником ландмилицейских полков в Украине и наконец, сенатором. При выходе в 1752 году в отставку его произвели в генерал-аншефы, что соответствовало высшему воинскому званию, старше которого были лишь фельдмаршалы. Первый раз Алексей Иванович попросился в отставку в 1745 году, видимо тогда, когда стал владельцем землевладений Исая Шафирова, где возможно и предполагал в спокойствии провести остаток своей жизни. Умер он в 1760 году. Но, несмотря на обращение Архимандрита Боровского – Пафнутьева монастыря о возвращении обители, принадлежащих им ранее вотчин, возвращены они небыли. А следующим владельцем этих земель стал горнозаводчик Демидов.

Из документов межевания в 1768 году земель деревни: Володимирово, Ильинская, Селятино на реке Селятинке, и село Петровское – Княжищево, являлось владением статского советника Никиты Акинфиевича Демидова. В селе Петровском в то время ещё сохранилась деревянная церковь Митрополита Петра, построенная Шафировыми. А в самом селе было 14 крестьянских дворов с проживающими в них 45-ю душами. В деревне Селятино было 5 дворов и 16 душ. В сельце Ильинском 18 дворов и 70 душ. В Володимирово 8 дворов и 28 душ. Никита Демидов в Петровском начал строить замечательную усадьбу, перешедшую к его сыну Николаю. Затем ею владели сначала В.Н. Жарков, а последними владельцами усадьбы были князь А.В. Мещерский и его супруга, урождённая Подборская. Но, чтобы не забегать вперёд, так, как нынешнее Петровское не входит в территориальный состав городского поселения Селятино, а попадает под административно-территориальную юрисдикцию, образованного в 2005 году нового городского поселения «Калининец», то и продолжим рассказ об этой усадьбе в другой части, посвящённой истории этого муниципального образования.

Возвращаясь к прошлому Селятино, следует заметить, что по мнению краеведов и сторожилов посёлка, своё название он получило от Селяты. Вот, что выложено по этому поводу в исторической справке на сайте городского поселения Селятино: «Деревня Селятино получила своё название от имени Селямир (Селята). Жил он в 14 веке в долине речки Сетуни около Москвы. В верховье малой речки Раменки. Служил у митрополита коровником, то есть руководил так называемым «задним» двором. В его деревне и решил заложить митрополит Феогност после большого московского пожара 1343 года церковь святителя Николая, как и многие другие церкви – подальше от центра Москвы. Прошли годы, и после моровой язвы бежали из Москвы люди целыми деревнями. И остановились в наших краях. Основали пустошь Селятино». К сожалению, авторы этих строк не ссылаются на источник, что даёт основание полагать, как о выдуманном мифе. Причём нет об этом упоминаний ни в «Исторических материалах о церквях и сёлах XVI – XVIII вв.» братьев Холмогоровых, ни в писцовых книгах Боровского – Пафнутьева монастыря, чьей вотчиной в прошлом было Селятино, ни в «Житие Святого Отца нашего Феогноста, Митрополита Киевского и всея России». Впрочем, отсутствие упоминания о Селяте в этих источниках, ещё не говорит о том, что его вообще не может быть. Но вот где этот источник, и насколько он достоверен это ещё вопрос? Ну, если существование имени Селята, как прозвища можно принять ещё во внимание, то имя Селямир, видимо явно надуманное. Среди имён славянского происхождения есть разные имена, составляющие двухосновную группу с их производными и означающими, например: Владимир – владелец мира, Борамир – борец за мир, Будимир – пробуждающий мир или миротворец, Градимир – хранящий мир, Добромир (Добрыня) – добрый и мирный и т.д. Но, вот имени Селямир среди распространённых славянских имён в этом списке нет. Да и что оно может означать? И всё же попытаемся найти, откуда деревня Селятино могла взять своё название, для чего обратимся к Толковому словарю живого великорусского языка Владимира Даля, где есть разъяснение очень старому слову «селѢтный», означающее «нынешнего лета, года или урожая», т. е. в «се - лето» или в «это - лето, или год». «СелѢтье» или «слѢтье» - всё, что «дал Бог в лето или в этот год». Буква Ѣ – «ять» в прошлом применялась, как «Е». Так может быть монахи Боровского – Пафнутьева монастыря и дали Селятину – «селетью», а может «селятью» прежде пустоши, такое название в тот год, когда стали её владельцами, как землю, данную им Богом?

От Селятино, в двух километрах по линии железной дороги и Киевского шоссе в сторону города Москвы, с одноимённой железнодорожной платформой лежит деревня Алабино, которая вошла в состав городского поселения Селятино в июле 2004 года. Но Алабино не всегда было деревней. В своём прошлом она была селом, с названием Лабино (из других источников Ляпино), в котором дьяком Артемием Козловым в 1660 году была построена на Покровской пустоши деревянная церковь Покрова Богородицы. Отсюда это село и стало иметь двойное название «Покровское Алабино тож». По материалам межевания 1769 года «Покровское Алабино тож», село Московского уезда, Гоголева стана, являлось землевладением колежского советника Сергея Ивановича Давыдова и представляло собой следующее землевладение: «Пашня – 75 д (десятин) 413 с (сажень), сенной покос – 9 д 463 с, лес – 132 д 1098 с, селение – 4 д 516 с, (деревянная церковь и кладбище – 612 с), дороги – 2 д 951 с, речка – 1 д 2197 с, всего 225 д. 838 с, дворов – 11, душ – 29». Само же село Алабино – Покровское лежало по обоим берегам речки Селевеневки, делившей его небольшим водоёмом пополам, а затем впадала в Десну, ранее называвшейся Малой Пахрой. Часто авторы краеведческих публикаций объединяют усадьбу в селе Петровское, да и само это село, с Алабиным, давая общее название Петровское – Алабино, что с исторической, географической, да и юридической точки зрения нельзя считать правильным, так, как это были два самостоятельных села, с прилегающими к ним земельными угодьями. Граница между землями села Петровское (Княжищево), которыми владели в то время Никита Акинфиевич Демидов и его супруга Александра Евтихеевна и землями села Алабино владельца Сергея Ивановича Давыдова, проходила примерно по линии, ныне существующей железной дороги с её платформой «Алабино». Да и сейчас эти населённые пункты входят в состав различных городских поселений, Петровское относится к посёлку городского типа «Калининец», а Алабино к пгт. «Селятино». К владельцу Алабино – Покровское Давыдову мы ещё вернёмся, а пока продолжим свой рассказ о Покровской церкви. В книге «Пехрянская десятина» братьев Холмогоровых 1892 года издания, рассказывающей об истории сёл и храмов Московского уезда XVI –XVIII вв. они писали: « Покровская церковь изстари находилась на погосте Покровском на речке Малой Пахре, усть Покровского врага». Но, в начале XVII века здесь церкви ещё не было, а это место являлось «пустошью», упоминаемой в писцовых книгах под 7131 – 7132 (1623 – 1624) годами и являлась церковной землёй, сдаваемой в оброк. В 1627 – 1628 годах этой «пустошью», находившейся «в порозжих землях» владел Василий Афанасьевич Овцын. Далее по переписным книгам 1646 года значится: «сельцо Алабино, что была пустошь, вотчина за Осипом Тимофеевичем Хлоповым». А вот уже в 1678 году село Лабино (Алабино) становится вотчиной стольника Ивана Семёновича Ларионова, которое после его смерти переходит во владение к его жене, вдове Дарье Евтихеевне. В 1730 году владельцем «Покровского Алабино тожь» становится князь Петр Петрович Хилков. Ну, а уже по данным межевания земель 1769 года хозяином этой земли является вышеупомянутый Сергей Иванович Давыдов коллежский советник и прокурор Московского приказа. Он был женат на Акулине Петровне, урождённой княжне Хилковой, дочери Петра Петровича Хилкова. В своих краеведческих материалах Михаил Радин «Давыдовы веневские и другие», выложенных в интернете на краеведческом сайте «Веневский уезд» он пишет, что село «Покровское, Алабино тож» прежде своего мужа Сергея Ивановича принадлежало его жене Акулине Петровне. От совместного брака Акулины Петровны и Сергея Ивановича Давыдова были дети: Дочери – Елизавета, Мария и Настасья; сыновья – полковник Пётр и секунд – майор Дмитрий. В 1785 г. Пётр служил в Тульском пехотном, а Дмитрий в Нижегородском драгунском полку. Кроме села Покровское – Алабино за С.И. Давыдовым в 1769 году по Гоголевому стану Московского уезда значилась пустошь Щекино в споре с вдовой княгиней Натальей Степановной Щербатовой. И ранее бывшая в общем владении с вдовой княгиней Дарьей Васильевной Голицыной пустошь Становища, в 1768 г., купленная статским советником Никитою Акинфиевичем Демидовым. Позднее Николай Никитович Демидов став владельцем селом Петровское и устроенной в нём его отцом усадьбы, приобретёт ещё земли в Зверево и Свинорье. Ну, а владелец Покровского – Алабино Сергей Иванович Давыдов скончается в 1783 году и будет погребён в Боровском – Пафнутьевом монастыре. Его тело было привезено из села Алабино по прошению племянника бригадира Ивана Полибина. Там же похоронены и дочери Сергея Ивановича – Елизавета и Мария (В.В. Легостаев, Синодик Боровского уезда. 2008). Между тем, о дальнейшей судьбе Покровской церкви села Алабино сведения больше не встречаются. В свою очередь, в 1858 году новый владелец Петровского (Княжещего) князь А.В. Мещерский пристраивает к отдельно стоящей колокольне Петровского храма, возведённой ещё при Демидове, Покровскую церковь, на месте погребения его умершего ребёнка. А в самом селе Алабино, название Покровское, сохранилось лишь за деревенским кладбищем.

По Московскому малому кольцу, в 8-ми километрах от железнодорожной платформы «Алабино», в сторону Подольска лежит деревня Жедочи, входящая в городское поселение «Селятино». В различных источниках в зависимости от года их издания, этот населённый пункт называется по-разному и Жодочами и Жидочами и Жадочами. Например, в аннотированном каталоге «Подмосковные усадьбы» М., 2006 г. его автор А.Б. Чижков пишет, что Жодочи (Жидочи) старинная вотчина И.И. Старово-Милюкова и его рода, во второй половине XVII века – думного дьяка П.Ф. Оловянникова и потом его семьи, а в конце XVIII века – капитана Н.В. Рогозина. Однако при межевании земель 16 сентября 1768 года землемер премьер майор Прохор Головачёв в своём отчёте напишет: « Жидочи, село и сельцо Московского уезда, Шахова стана, владение капитана Николая Васильевича Рогозина. Пашня 115 д 2196 с, лес 501 д 515 с, сенной покос 60 д 1000с, селение 5 д 1734 с, дороги 8 д 600 с, реч. 3 д 672 с, всего 694 д 1917 с, дворов 10, душ 39, каменная церковь Иоанна Богослова. Эта запись представляет интерес ещё и тем, что Головачёв, кроме села Жидочи, в котором и располагалась каменная церковь Иоанна Богослова, упоминает ещё и одноимённое сельцо. Вероятно, в нём и находилась усадьба помещика. Село Жидочи лежало на левом берегу речки Жодочь, а сельцо на правом берегу, ближе к её впадению в речку Дороховку, вливающуюся в Малую Пахру. По соседству с владением Рогозина, располагалось сельцо Дорохово, принадлежащее поручику Алексею Васильевичу Кравкову. На современных картах этого сельца нет, как и ранее существовавших рядом населённых пунктов: Семенково, Захарково, Толубеево, Столбово.

Владелец Жедочей (Жодочей, Жидочей) Иван Иванович Старово-Милюков один из представителей ветви дворянского рода Милюковых. Из материалов биографов дворянских родов следует, что Милюковы происходили по преданию, от выходца «из немец» Семёна Милюка, бывшего воеводой в сторожевом полку и убитого в Куликовской битве. Один из его внуков, Семён Иванович Милюков, по прозвищу Старый и стал родоначальником Старово-Милюковых. В XVII веке многие Старово-Милюковы служили стольниками и стряпчими. Следующим за родом Старово-Милюковых владельцем Жедочей, стал Перфилий Фёдорович Оловянников – думный дьяк разрядного приказа. При сыне Перфилия Фёдоровича – стольнике Петре в Жедочах и была построена в 1716 году каменная церковь Иоанна Богослова, утраченная в 1930-х годах. Инициатором строительства этого храма была жена Перфилия Федоровича и мать Петра Оловянникова Ирина Никифоровна, обратившаяся в 1715 году с просьбой построить в вотчине её покойного мужа каменную церковь. А вот уже в конце XVIII века это село значилось за капитаном Николаем Васильевичем Рагозиным, на дочери которого – Екатерине – женился дворянин, надворный советник и Верейский уездный предводитель дворянства Фёдор Михайлович Вельяминов-Зернов, получивший Жедочи в качестве приданого его супруги. Фёдор Михайлович построил в селе деревянный дом, возвёл хозяйственные постройки и разбил парк. Кроме собственного дома в Москве на Арбате и усадьбы в Жедочах Вельяминовы-Зерновы имели имения в Орловской губернии.

Фёдор Михайлович и его жена Екатерина Николаевна были уважаемой супружеской парой среди московских и орловских помещиков. Фёдор Михайлович в конце XVIII – начале XIX века пять раз подряд избирался предводителем Верейского дворянства. В свою очередь Екатерина Николаевна управляла большим хозяйством, рожала и воспитывала детей. А у них их было шестеро: сыновья Владимир, Николай, Фёдор, и дочери Анисия, Екатерина и Анна. Большую часть времени семейство Вельяминовых проводило в Москве, в своём доме на Арбате. А весной всегда уезжали в свои поместья сначала в Жедочи, а затем в Орловские имения. Поздней осенью они возвращались в Москву. Широко образованные Вельяминовы-Зерновы, сын Владимир Фёдорович, издатель с 1805 года журнала «Северный Меркурий», дочери Анисья и Анна были хорошо знакомы с литературной Москвой начала ХIХ века. Усадьбу в Жедочах посещали: Н.М.Карамзин, П.А.Вяземский, В.А.Жуковский, С.П.Жихарев, И.А.Крылов, И.И.Дмитриев, А.Ф. Мерзляков и другие представители отечественной литературы и культуры. В грозный 1812 год Фёдор Михайлович, как предводитель Верейского дворянства занимался формированием Верейского ополчения. А его сын поручик Брестского полка Николай Вельяминов – Зернов участвовал в Бородинском сражении, где был тяжело ранен. Узнав о ранении сына, Фёдор Михайлович принял все меры, чтобы найти и вывезти его из оставляемой врагу столицы, где он лежал в одном из госпиталей. После смерти Фёдора Михайловича, владелицей усадьбы в Жедочах становится его старшая дочь Анисья Фёдоровна по мужу Кологривова. В селе её мужем, гвардии капитаном Кологривовым Степаном Ивановичем, была создана бумаготкацкая фабрика, на которой работали 41 человек, о чём сообщает «Атлас промышленности Московской губернии, составленным Л. Самойловым и изданным иждивением Московского отделения мануфактурного совета» в 1845 году. Сумма годового производства этой фабрики составляла 50 тыс. рублей серебром. В 1860-е годы усадьба достаётся заведующему репертуаром московских театров Николаю Ивановичу Пельту и его наследникам. С 1890 по 1911 годы усадьба принадлежала жене Николая Ивановича Екатерине Михайловне Пельт. Ну, а в советское время, как известно она была национализирована, как и все в стране помещичьи и церковные земли.

Между тем, рассказ о прошлом муниципального образования городское поселение «Селятино» был бы не закончен, если хотя бы и в информационно-справочном варианте не были бы отражены, исторические сведения и о других населённых пунктах, входящих в территориальный состав посёлка. Из книги доктора географических наук, профессора МГУ им. М. В. Ломоносова В.С. Кусова, которая называется «Земли Московской губернии в XVIII веке: Карты уездов. Описания землевладений. — М., Изд. дом «Московия», 2004» по данным межевания 1768 года следует: Глаголево – сельцо Московского уезда, Шахова стана, общее владение лейб гвардии конного полка вахмистра Михаила Васильевича Волынского, помещиков Алексея Ивановича Карташева и Михаила Ивановича Борноволокова; Мишуткино – сельцо Московского уезда, Гоголева стана, владение гвардии поручика Фёдора Прокофьевича Соковнина; Сырьево – сельцо Московского уезда, Гоголева стана, владение лейб гвардии Преображенского полка Михаила Ивановича Волынского; Свитино (Снитино) – сельцо Московского уезда, Гоголева стана, общее владение подполковницы Анны Фёдоровны Писаревой и штык юнкера артиллерии Алексея Петровича Прончищева; Лисинцево – село Московского уезда, Шахова стана, владение секунд майора Андрея Родионовича Кошелева. В селе стояла каменная церковь Рождества Богородицы, не сохранившаяся к настоящему времени.

К сожалению, о многих известных исторических местах Наро-Фоминского района сведения о сёлах, церквях и деревнях приходится собирать по крохам, так и складывается по не многу целостная картина его истории.

comments powered by HyperComments